Oct. 19th, 2011

bakri: (Default)
Мы были в Мелилье. Мелилья – очень красивый город. Более того, это совершенно потрясающий город. Я затрудняюсь четко сформулировать, что в нем такого потрясающего. Путеводителей по Мелилье, конечно, нет, потому что никто вообще не знает, что такой город есть на свете и не пишет, соответственно, путеводителей. Но на обратной стороне карты Мелильи есть какое-то количество текста, и вот там написано, что это – жемчужина модерна. Что это второй после Барселоны город по количеству зданий в стиле модерн. И он правда очень красивый. И он очень, очень грязный. Я никогда не видела такого грязного города, а я живу в Москве и вообще была во многих местах. Скажем, в Кирове начала двухтысячных. Ну и вообще.

И еще в Мелилье есть сильное ощущение колониальности. Мелилья – европейский город в Африке. И от этого как-то быстро устаешь.

Мы жили на улице, которая часть времени заканчивалась кораблем. Паромом, уходящим в Малагу. Иногда – паромом, уходящим в Альхесирас или в Альмерию. Иногда – просто морем и портом, но в основном, все-таки, кораблем.

И вот в какой-то момент мы подумали – а не уплыть ли нам из Мелильи на пароме. Слегка пораньше. Не в тот день, когда у нас были билеты на самолет, а накануне ночью. А билеты на самолет у нас были, да, и поэтому ощущения героев старого фильма, застрявших где-нибудь на Кубе, у нас не возникло, разве что – в очень смазанной форме, как если смотреть этот же самый фильм.

Утром один человек - А. или Б. - ушел обходить Мелилью по периметру – это занимает где-то четыре с половиной часа, по пути четыре погранперехода в Марокко – а мы с Лешей проснулись, поковыряли в носу и пошли в порт.

Сначала, впрочем, мы пошли в туристический офис, но там нам сказали, что никакой ответственности за расписание паромов не несут. Оно, это расписание, сказали нам наполовину по-испански, все время меняется. Так что вы лучше сходите в порт, вам там правильно скажут. И мы пошли в порт.

Пока мы ковыряли в носу, приблизилась сиеста, час дня, солнце, все спят, никто ничего не делает. Но, впрочем, еще не совсем приблизилась. Под белым солнцем мы дошли до порта. В порту работало еще целых две кассы. Мы постояли в очереди, и я спросила у девушки, говорит ли она по-английски? А в Мелилье никто не говорит по-английски. В смысле – вообще. Ни в аэропорту, ни в гостинице, ни в ресторанах, никто не говорит по-английски, кроме одной-единственной девушке, которая сидела в соседней кассе. На нее нам показала большим пальцем девушка из той кассы, в которой мы стояли, и мы постояли еще, и потом эта волшебная девушка из соседней кассы на вполне сносном английском объяснила нам, когда уходят паромы, и когда они приходят в Малагу, и что кают на сегодняшний паром нет.

А нам же нужна каюта. Потому что мы же с Лешей. Не будет же он спать в кресле, ему и так спать в кресле через два дня, когда мы полетим в Москву. Поэтому мы сказали спасибо и пошли себе, а по пути еще посмотрели на паром, уходящий прямо сейчас в Альхесирас или в Альмерию. Он гудел так, что Леша подпрыгивал, и светило солнце, и мы стояли в порту Мелильи и смотрели на паром, уходящий в Европу.

Потом пришел А. Он подумал, что мы с Лешей не купили билетов, потому что не умеем. А какие-нибудь сложнопокупаемые билеты, может, все-таки и есть. И тоже пошел в порт, узнать, как там билеты. Может, есть.

В порту его жизнь сразу сложилась интереснее, чем наша. Он познакомился с какими-то интересными людьми, и они пообещали ему билетов. Через полчаса и за лишних тридцать евро. Он сходил еще раз через полчаса – до порта минут десять пешком – и ему сказали в пять. Точно, сказали, в пять, у них там хороший друг в кассе.

В пять Б. спросил, как по-испански будет «каюта». Узнал, что camarote, и ушел, вооруженный только этим знанием. Через час мы с Лешей забеспокоились. За неделю в Барселоне мы три или четыре раза видели кражи, а в Мелилье – ни разу. Такой дико безопасный город, все водители тормозят перед пешеходным переходом, стоит только на него наступить. Наверняка это все обманчиво и спекулянты в порту могут дать кому-то по голове под этим палящим солнцем.

К тому моменту, как мы оделись и последний раз посмотрели с балкона, А. уже шел по площади из порта.

Он сказал, что никаких кают, конечно, не было, и что интересные люди, которые хотели тридцать евро очень хотели деньги на билеты и паспорта, чтобы их купить. А когда Б. (почему-то) не дал им ни денег, ни паспортов, они спросили, знает ли он испанский? Что, вот, совсем-совсем не знает? Решив, что совсем-совсем-не знает, они повели его в разные турагентства, и везде А., не доставая паспортов, говорил, не меняя выражения лица:
- Malaga, hoy, tres camarotes.
И везде получал ответ:
- No camarotes.

Интересные люди очень расстроились от такой упертости Б. и такого его знания испанского. И просили в результате хотя бы пять евро на кофе. Тут уж А. возмутился и сказал, что если кто кому и должен на кофе, так это они ему, столько времени потратили. Представляю себе его праведное возмущение, думаю, что чуваки не нашлись, что возразить.

Такие дела, да.

Потом мы пошли гулять, а на следующий день – улетели на самолете.

Это был рассказ про покупку билетов в формате 2D. Первое D – здесь.

Profile

bakri: (Default)
bakri

December 2011

S M T W T F S
    123
4567 8910
111213 1415 1617
18 192021222324
25262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 03:23 pm
Powered by Dreamwidth Studios