bakri: (Default)
Такое увлекательное занятие и так редко со мной случается – думать, что о тебе думают другие люди. Потому что это не совсем правда, что все думают исключительно о себе – о себе, конечно, но обычно еще как-то воспринимают окружающих. Окружающие живут, и их постоянно воспринимают. И все время всплывают какие-то случайные фразы, которые ты сказал пять лет назад, или неслучайные фразы, которые ты не сказал, но мог, или ты ржешь как безумный, а потом кто-нибудь странно на тебя смотрит, или просто живешь, а кто-то живет рядом – всякое такое. И тут можно столько всего наанализировать и напридумывать – страшно захватывающая жизнь сразу.

Самая прекрасная история на эту тему случилась с нами в Голландии – это было второе путешествие моего мужа на Луну. Мы стояли на каком-то перекрестке, и мимо ехала машина. Такие машины называются минивэны или, может, микроавтобусы. Большая, но не очень-очень. Сзади там ехала девочка. Она смотрела в заднее стекло. Машина и так ехала медленно, и еще остановилась в пробке прямо напротив нас. И девочка смотрела прямо на одного из нас – назовем его А. Или Б. Прямо уставилась на А. или Б., и смотрела довольно долго, дольше чем несколько мгновений. А потом машина уехала.

И А. страшно проникся. Он сказал – бывают какие-то случайные кадры из детства, которые почему-то вдруг помнишь всю жизнь. Вроде ничего важного, но почему-то помнишь. И эта девочка, она теперь меня запомнит на всю жизнь. Ага.

Один наш проницательный друг посмеялся и сказал, что, похоже, наоборот, похоже, это Б. запомнит девочку на всю жизнь.

И да. Не знаю, как они, а я запомнила, и до сих пор вот помню эту девочку.

Она об этом даже не подозревает.
bakri: (Default)
постепенные изменения, а бывают очень резкие, как повернуть тумблер. Постепенно накапливаются предпосылки, а потом все готово за пару дней. Раз – и ты другой человек. Конкретно с этим ничего уже не поделаешь, надо было раньше думать. Если изменение плохое, то не знаю, что делать. Чем-то компенсировать, наверно, или долго думать, съесть остаток своего мозга, поспать несколько недель. Не знаю.

Вечер

Aug. 22nd, 2011 11:47 pm
bakri: (Default)
Когда я прихожу домой - если это случается не очень поздно - когда и если я прихожу домой не очень поздно, то разговариваю с Лешей. Я спрашиваю, например, что он сегодня делал. И он рассказывает. Иногда он спрашивает меня - что я делала на работе. Я говорю, что писала буквы. Иногда - что считала цифры. Иногда - что разговаривала с разными людьми. Он тогда спрашивает - с какими? с какими людьми? Про буквы и цифры тоже раньше спрашивал, но тут ответ короткий. Вот буквы, вот цифры, учи, Леша. И так все понятно. Поэтому сейчас он спрашивает про людей. И я говорю - с разными, ооо, с разными людьми, Леша, я разговаривала сегодня. Некоторые хотели невозможного. Некоторые - странного. Некоторые - всего. Некоторые - ничего. Некоторые хотели, чтобы их оставили в покое. Некоторые ничего не хотели. В общем, все - разного. Разные люди. И Леша говорит - дааа. А потом говорит - давай поиграем в машинки. И мы играем в машинки.
bakri: (Default)
Отвели Лешу в детский сад. Первый раз. На два часа. (Час уже прошел).
Во мне обнаружился скрытый социопат.
Ну то есть я только пришла, а уже чуть было всех не убила - кто там был взрослый. Нервничаю очень потому что.
Леша как рыбка, махнул хвостом и скрылся в группе. Среди больших, гигантских детей.
(Это летняя группа, сборная. Мы привели Лешу туда, чтобы он как бы привык. Чтобы нерезко).
Теперь мне нужно его забрать, через два часа, не раньше. Осталось минут пятьдесят.
Боюсь, что за это время я окончательно сойду с ума.

Какая досада.
bakri: (Default)
Лешка придумал два выражения, которыми довольно точно определяет некоторые виды нашей деятельности. "Пинать футболы" и "валять фейсбучки".

А также придумал стишок:
Бух! Загорелся вдруг лопух.

Все сам.
bakri: (swing)
Если смотреть из окна наискось, то за стволами деревьев, за силуэтом качелей, справа от трансформаторной будки видно Лешу. Рядом с ним катится чей-то мячик, а Леша стоит и закатывает шорты. В этот момент он похож на нарисованного мальчика, и все вокруг теряет цвет и превращается в иллюстрацию из какой-нибудь книжки издательства «Детская литература» - мало черных энергичных штрихов, такие же мальчики в шортах.

Я так давно пытаюсь дожить до какого-то момента – сначала одного числа, потом другого, потом третьего, что время кончилось и наступило безвременье. Какое-то бесконечное лето, уже два раза должна была бы наступить осень, но смотришь – снова нет, четырнадцатое августа. Все застыло и превратилось в бесконечную иллюстрацию, и я иду по этой иллюстрации, тут – графика, тут – акварель, нарисованные люди, сил никаких уже нет.

Отличные моменты случаются, тем не менее. Без скорости, без электричек, без истерики. Пятна от солнца сквозь ветки деревьев. Сарафан и сандалии. Если смотреть из окна наискось, то видно Лешу. Один такой момент – и можно протянуть еще пару дней. Но не хватает.
bakri: (Default)
обложка )

В каждой рецензии на эту книгу написано, что она недетская, а автор тот же, что и у текстов песен «АукцЫона». Эти два высказывания все комбинируют по-разному, но они всегда присутствуют. Да ладно даже, рецензии – прямо много хороших людей тоже считают, что она недетская.

Я вот не понимаю, почему. Я вообще не очень понимаю, чем детские стихи отличаются от недетских. Мне кажется, что стихи, в основном, общие. Есть какое-то количество стихов, где речь идет исключительно о каких-нибудь зайчиках, и написаны они этак наивно – эти детские. Есть какое-то количество стихов, где речь идет о чем-то, детям совершенно непонятном или неинтересном. Эти – взрослые. Остальные – и их большинство – всякие. У Вадима Левина есть идея о том, что детские стихи должны нравиться и взрослым, и детям. Если нравится только взрослым – значит, недетское стихотворение. Если только детям – значит, халтура.

В общем, нам с Лешей очень нравится. Мне кажется, это чуть ли не лучшая детская книжка стихов – если выбирать из новых и относительно новых книг, а не Чуковский, Маршак и Хармс. Потрясающие стихи.

Картинки я не стала фотографировать, они мне меньше нравятся. Под катом будет два стихотворения. Это не самые мои любимые, самое любимое – очень длинное. Эти покороче. И тоже очень хорошие.

Запрещено искать рассвет )
___________________________________
«Там, где…»
Дмитрий Озерский
Художник – Гавриил Лубнин
«ОГИ», 2009
Квадратная, твердая обложка, обычная бумага
bakri: (me)
Один человек - назовем его условно А. или Б. - решил проверить мой слух.
Прошептал тихо-тихо:
- 16.
Я услышала.
Он прикрыл рот ладонью и прошептал что-то совсем уж неразборчивое. Я услышала только "...емь". Ну сорок восемь, конечно, что еще мог сказать А., если тридцать два и шестьдесят четыре не заканчиваются на "емь".

Потом еще выяснилось, что тридцать два он тоже говорил, но совсем уж неслышно.

Квест

Aug. 11th, 2011 11:53 pm
bakri: (Default)
Проходили сегодня с Лешей квест. Примерно как «Бегущий город», только круче.

В поликлинике нам нужно было к девяти врачам. Анализы до этого сдали, поэтому всего к девяти. Там дают общую бумажку с расписанием, и талончики, к каждому врачу - свой. Талончики в регистратуре заботливо разложили по очередности. На каждого врача – по двадцать минут. На стоматолога – тридцать. На каждом этапе нужно найти кабинет, выполнить определенное задание и получить отметку в карте. Старт.

Логопеда, ларинголога и окулиста очень быстро прошли. С общим опережением по графику в сорок минут. Ортопеда долго ждали. К хирургу пришли по расписанию. Невролог, дерматолог и стоматолог – тоже быстро. Еще и поиграть успели в перерывах.

Финальный уровень – это педиатр и закрытие карты. Не знаю, с чем сравнить. Когда я думаю про компьютерные игры, то ощущаю собственною древность, не то что старость. Последнее, во что я играла из похожего на описываемое мероприятие - такая игра под названием heretic. До этого – doom и wolf. Даже duke nukem позднее появился. В общем, неважно. Там на последнем уровне всегда бывает некий супермонстр. Закрывает карту. Где-то час. Душераздирающе.

Леша первым делом здоровался, а потом ломился к игрушкам. В конце – прощался. Неплохо провел время. Посередине я его спросила:
- Тебе где больше всего понравилось?
Он отвечает:
- Там, где глазки смотрели.
Там, конечно, интересно. Картинки на стене показывают, робота, игрушки опять-таки.
Потом еще раз спросила, когда уже в машину сели. Он говорит:
- Там, где ушки смотрели.
Ларинголог за пару минут управился. Самый стремительный врач.
Леша устал все-таки.
bakri: (Default)
А вот скажите, пожалуйста, друзья, как вы называетесь на других популярных ресурсах? Главным образом меня интересует фейсбучек, потому что с остальными социальными сетями у меня не сложилось, а твиттер я не осилила. Он как стехи потому что.
Меня зовут Наталия Крупенина, если что.

Эта запись, понятно, не значит, что два раза в месяц я не буду писать в этот уютный бложик и читать ленту друзей тут всякий раз, когда по какому-то недоразумению она доступна.
bakri: (swing)
Дача у нас находится в закрытой зоне. Там останавливается мало электричек – хотя в этом году больше, чем в прошлом, чувствую, мне надо как-то выразить благодарность за это. Чтобы проехать на машине, нужен пропуск. Без пропуска тоже можно, но в объезд, через Тарасовку. Надо знать пути.

Так устроено потому, что у нас там – канал. С водой. Он течет сначала открыто, а потом в трубе под насыпью. На насыпи стоят водонапорные башни. Рядом с ними живут овчарки и ходят автоматчики. Я опять учу английский и делаю много упражнений, это изрядно повлияло на мой неповторимый стиль.

Обычные дачные поселки делятся на две половины железной дорогой. И жители дачных поселков плохо представляют себе, что там, за железной дорогой. Там другой мир. Там находятся секретные институты, закапывают клады и летают инопланетяне. Жители поселка с другой стороны от железки смутно об этом догадываются. Самые старшие и смелые из них припоминают, как в молодости они бывали там и что-то такое видели. Но все теряется. Еще дети иногда бывают за железной дорогой, особенно те дети, что с велосипедами. Но они никому ничего не рассказывают, потому что им туда нельзя. За железной дорогой – это «там, далеко. За железной дорогой».

Наш дачный поселок делится на части не только железкой, но еще и каналом. И получившиеся четверти – бесконечные, как и все четверти – обладают теми же свойствами, что и половины. За железкой далеко и за каналом далеко.

С нашей стороны от железки и по другую сторону канала находится самая старая часть поселка. Она называется – неофициально – «поселок старых большевиков». Там есть проспект Старых большевиков, и все положенные улицы, например, Тухаческого, Куйбышева, Карбышева и Блюхера. Там огромные участки, и не на всех еще построены новые дома. На проспекте Старых большевиков есть магазин – обычный такой дачный магазин. Там продаются продукты, а также – моющие средства, много водки и зубные щетки, и что еще нужно на даче. Уникальность этого магазина состоит в том, что он довольно-таки далеко от станции. В дачных поселках так почти никогда не бывает. Тайный такой магазин.

С нашей стороны от канала и по другую сторону железки – средняя часть поселка. Помоложе старой и постарше нашей. Там дачи, дачи, и тоже есть магазин. Но уже обычный – недалеко от станции, рядом с переездом. Через канал от них – немного леса, заросший пруд, пансионат. А у нас новые улицы, высоковольтная линия и коттеджи. Маленькие участки, зато дома примерно такого же размера. Хорошие, годные, кирпичные дома.

Нам ближе идти в тот магазин, который за каналом, на Старых большевиках. Нам надо перейти через канал, пройти по улице Свободы и повернуть на проспект Старых большевиков. Всей дороги – минут на десять. Люди, с которыми Леша знакомится по пути – Леша очень много с кем знакомится по пути, особенно любит поболтать с младенцами в колясках, их мамами и велосипедистами – все люди считают, что мы тут и живем, на улице Свободы. Когда оказывается, что мы живем за каналом, они страшно удивляются. Они говорят: «Как далеко вы гуляете!». И начинают расспрашивать о том, как там, за каналом.
- А у вас ведь еще один магазин есть, да? – спрашивают они.
- Ну да, но нам до этого ближе.
Люди из поселка явно не верят. Некоторые верят, но все-таки сомневаются. Они спрашивают, нужен ли пропуск, чтобы к нам проехать, и до какой станции мы едем на электричке, и дорогая ли земля, и чуть ли не как у нас там погода.

Мне никак не удается убедить их, что от того места, где мы живем, до того места, где мы сейчас с ними разговариваем – пять минут пешком. Надо пройти по улице Свободы до конца и перейти через канал. Но это как будто другая вселенная. Самые активные знают про мостик через канаву, а дальше все теряется в тумане. Там зона и колючая проволока, ведьмин студень, веселые призраки. И мы с Лешей – пришельцы из других миров. Зачем-то еще прикидываемся гуманоидами.
bakri: (Default)
Леша залез на свою коляску, перегнулся через спинку и упал. Сидел у меня на коленях и горько плакал. Подула ему на ладошки, погладила. Стал успокаиваться. Потом вообще замолчал и говорит:

- Дай мне автобус, и я снова буду плакать.
bakri: (Default)
Рассказываю одному человеку - А. или Б. - про что-то, что очень смутно помню.
-...и ребенок может позвонить и задать любой вопрос...
Леша переспрашивает:
- Детям задают вопросы?
А. говорит:
- Дети задают вопросы, а не детям.
- Нет, детям!
- Ты задаешь вопросы.
- Нет, мне!
- Ну тогда скажи, почему деревья качаются.
- Ну потому что на них обезьяны качаются, - говорит Леша, ни на минуту не задумавшись.
- А почему вода мокрая?
- Ну потому что она течет-течет-течет.

Наш ребеночек вообще довольно мало задает вопросов. Потому что сам все знает, как я поняла.
bakri: (Default)
Купила себе лак для ногтей. Морковно-оранжевого цвета. Цвета маленьких пластиковых морковок. Еще купила лак для ногтей цвета с красноречивым названием "гнилая вишня".
У меня три года не было лака для ногтей. Или даже больше.

Еще купила сережки - с бабочками и колечками. Те, которые с бабочками, еще с голубыми стекляшками. Красиво необычайно. Кучу браслетов. Штук, наверно, двадцать. И несколько заколок. Все на тысячу рублей.

Теперь у меня ногти цвета маленьких пластиковых морковок, а иногда - гнилой вишни, серьги, браслеты и заколки. Просто не знаю, как еще четче сформулировать слово "пиздец".
bakri: (Default)
Леша провел упоительные выходные, гоняясь за котом-призраком. Его сложно было найти, этого кота, и Леша понял, что он - призрак.
Кот пережил сильнейший стресс. Позавтракал три раза и завалился спать. Тут Леша его и сцапал.

Сам же Леша тоже спал, а когда проснулся сказал "мяу". Я спросила, снился ли ему кот. И Леша ответил:
- Конечно. Конечно, мне снился кот, поэтому я и говорю "мяу".
bakri: (Default)
Купили Леше вертолет. Небольшой вертолет, но противный - с синим дельфином и весь такой, пластмассовый. Леша его полюбил как родного, не захотел ни красный с двумя винтами, ни амфибию. Пришлось купить кругленький с синим дельфином.

Это была середина истории.

Начало заключается в том, что к нам приехала мама (моя мама, у меня тоже есть мама) - на машине. И предложила куда-нибудь съездить, чтобы Лешу покатать на машине, а меня - развлечь. Скажем, съездить в торговый центр и купить мне бирюзовые туфли, я сразу очень развлекаюсь в таких случаях. Но к тому моменту, как я ответила на десять важных писем и испекла яблочный штрудель, случилось шесть часов вечера, и все вокруг нас стало наглухо в пробки. Леша говорил - а я между пробок поеду. Наивный мальчик, скоро три года будет. Мы поехали в детский мир, полтора квартала от нас. Но не так что бы совсем рядом, пешком и с Лешей - полчаса где-то.

Предыстория же такая - Леша съел что-то не то. Или же - слишком много того. И еще вчера у него расстроился живот.

Ну и вот, наконец, купили Леше вертолет, погуляли немножко, потом Леша скис и захотел домой. Сказал, что хочет писать. А также - что у него болят живот и попа. Тут бы и догадаться, но мы почему-то не. Остановились где-то, Леша вяло пописал. Мы понеудомевали, но совсем недолго, потому что тут же он и покакал. Какие-то прекрасные люди с коляской, проходя мимо, дали нам салфеток. Девочка сказала:
- Вот, ребеночка спасли.
А девушка с коляской сказала, усмехнувшись:
- Скорее его маму спасли.

Дальше мы доехали до дома - а Леша по пути намекал, что снова хочет писать, и признался, что путает слова "писать" и "какать". Мама парковала машину, а я взяла полуголого Лешу и пошла открывать дверь. Приобрела незабываемый опыт - открывание тугого замка в покосившейся двери с какающим ребенком подмышкой. У меня ничего не получилось.

Ну а дальше все уже стало хорошо. Поставила Лешу босиком на ступеньки, открыла дверь, засунула его в ванну, одежду - в стиральную машину, туфли - помыла и так далее.

Такой день.
bakri: (Default)


Одна из самых прекрасных книжек моего детства. Вообще-то она была не моя. Мне ее давали почитать, потом я возвращала, потом снова брала. Как-то она в результате осталась у меня.
Картинки там – Виктора Пивоварова, что в детстве мне, конечно, было все равно. Сейчас, когда я смотрю на его картинки из других книжек, из «Мурзилки» и из «Веселых картинок» мне кажется совершенно очевидным, что они нарисованы в одной и той же манере. Тогда мне вообще не приходило в голову думать об этом, картинки и картинки. Пивоваров, кстати, нарисовал название «Веселых картинок». Вот это:

дальше )
bakri: (Default)
Купили Леше настоящую кроватку - такую, без бортиков. Жизнь сразу стала еще интереснее.
Точнее, не сразу. Через день.

Вечером Леша не мог заснуть. Полежал-полежал, а потом решительно собрал свои игрушки и притопал в комнату. Говорит:
- Я пришел на светлоту смотреть и играть. А то там темно.

В следующий раз явился через кладовку и тут же быстро-быстро убежал.

А утром я заглянула к нему в комнату - а на кровати никого нет. Одеяло на полу. Зашла и вижу - спит на диване кверху попой.
bakri: (Default)
Мало что не люблю так, как гулять с ребеночком. Три года назад эта мысль была для меня абсолютно дикой, и два года назад - тоже, но по-другому. Тогда я, одурев от бесконечных одиноких прохаживаний туда и сюда с коляской, очень, наоборот, стремилась к жизни и детским площадкам, потому что жизнь находится именно там. Дети, родители, разговаривают, жизнь. Сейчас на детских площадках меня бесит решительно все. Особенно - дети, родители и разговаривают.

Сегодня Леша подошел к качелям - там какая-то блондинка качала своего сопливого и кашляющего ребеночка. Впрочем, что он сопливый и кашляет, проявилось несколько потом. Одного ребеночка она качала на качелях, а другой, постарше, в этот самый момент хотел качаться на других качелях, в совсем другом углу площадки. У блондинки была проблема. Поэтому она сказала мне.
- Леша, покачаться хочешь? А вы знаете, он всегда так близко к качелям подходит! И все подходит и подходит, пока только взрослый не заметит и не скажет ему. Леша, покачаться хочешь? Ну садись рядышком. Покачаете их?
Я, конечно, покачала, и как раз в процессе выяснилось, что другой мальчик - в клевом, кстати, зеленом шотландском берете - соплив по самые уши и кашляет изо все сил.

Непонятно, как сочетается эта женщина с этим беретом.

Потом приперся другой мальчик и тоже возжаждал качаться, полез на качели третьим. И его мама снова пришла, стала нравоучать и ругаться, мы с Лешкой быстренько свалили на другие качели, но поздно, поздно, она все равно стянула своих детей с качелей и потащила домой.

Рядом с песочницей тем временем дети постарше нашли дохлого голубя, и один стал пинать его в кусты и бить палочкой, а его мама стала визжать:
- Аааа, не трогай! Он же больной, заразный!
А мальчик говорил:
- Аааа, так тебе и надо, проклятая ворона!
А другой мальчик очень расстроился и говорил:
- Аааа, почему так и надо, почему ты его так?
А другая мама говорила:
- Это не ворона, это голубь, его, наверно, кошка съела.
Первый мальчик отвечал:
- А вот у меня ворона игрушку утащила и не вернула!
А второй кричал:
- А вот если бы, например, твою маму убили, тебе бы приятно было?

А также на детской площадке гуляли большие, гигантские дети, лет по тринадцать. К ним явился Игорь - чувак из нашего подъезда с феноменально запутанной жизнью - выловил безошибочно одну девочку, отвел ее в сторонку и сказал:
- Уже второй день ты кидаешь камнями в нашу дверь!
Надо тут сказать, что тетя Нина, наша соседка слева, сегодня очень кричала и ругалась и спрашивала у меня - не видела ли я, как кто-то кидается камнями в дверь нашего подъезда, какие-то дети. И даже пожаловалась старшей по дому. И сразу же явился убедительный Игорь, Игорь с татуировкой на шее, и девочка бормотала что-то оправдывающееся, и, мне кажется, она больше не будет.

А потом Игорь сел на лавочку и сказал:
- Ну надо же, какой большой стал.
И я сказала:
- Ну да, вырос.

Profile

bakri: (Default)
bakri

December 2011

S M T W T F S
    123
4567 8910
111213 1415 1617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios