bakri: (Default)
Я хотела посмотреть спектакль, называется - "Ципа-Дрипа". Мне нравится название (жили-были три японки), хотя я писала бы Цыпу через "ы", но, судя по описанию и отзывам, он и вообще неплохой. С прошлого года еще, но в прошлом году Леше было только два, это несколько усложняло дело. Теперь ему уже три, так что я купила билеты.
Но сегодня не смогла встать. Такое ощущение, будто кровь докатывается до шеи, плещет там слегка и поворачивает обратно, а голова пустая и звенит. Открываешь глаза - все черное. И это только воскресенье, то есть - без перспективы рабочего дня.

В общем, в театр меня не взяли. Ушли вдвоем, ужасно важные, Леша - в новых валенках. На два размера больше чем нужно. Это так мило и патриархально, надел новые валенки и пошел в театр. Впрочем, это инновационные валенки. С армированной фольгой и массивной рельефной подошвой. Я два раза перечитала текст на ярлычке, потому что мне показалось, что это нано-валенки. Но нет. Просто инновационные.

Сейчас уже две трети спектакля прошло. Зато я приготовила кашу с тыквой. Так люблю это осеннее ощущение - живешь себе живешь обычной жизнью, тут - бац - осень, и ты по уши в яблоках. Обладатели яблонь десять месяцев в году не обращают на них никакого внимания, а оставшееся время пытаются подсунуть яблоки всем окружающим. Не топить же их. А. - или Б. - сварил варенье. Очень вкусно. Там на килограмм яблок килограмм сахара, поэтому после каждой ложечки я долго думаю. А тут огромный кусок тыквы. Я сначала собиралась как-то все-таки избавиться от нее. Незаметно. Не люблю тыкву. Но пока пыталась продрать глаза, подумала - рис, тыква, яблоки и изюм.
bakri: (Default)
Опять пекли сегодня печенье. Я спрашиваю у Леши:
- Будешь мне помогать?
Он говорит:
- Конееечно.
Мы теперь часто печем печенье, потому что это здоровское совместное занятие, совершенно другого типа чем почитать, порисовать, поиграть, понаклеивать наклейки и все такое.
Где-то через полчаса после ужина Леша говорит:
- А теперь будем есть.
Я говорю:
- Мы же только что поели.
А Леша возмущенно отвечает:
- Еще сколько печенья осталось! Съем все печеньки, а потом купаться, потом спать, потом снова есть!
Прогресс в печенье, кстати, наконец случился. Главное - не жалеть масла и сахара. А я все время надеялась как-то без них обойтись, думала, положу побольше изюма и яблок и ладно.
bakri: (Default)
Подумала сегодня, что майонез - это такой совершенный продукт. Его не существует. Те, кто едят майонез, думают, что едят его, а на самом деле его нет.
Разумеется, это не относится к домашнему майонезу. О, в домашний майонез вы сами кладете яйца, и лимонный сок, и горчицу, и черный перец, и вливаете масло по капле, домашний майонез - он очень даже есть.
А вот магазинного майонеза нет. Потому что он ни из чего не состоит. Единственный более или менее осязаемый продукт в составе майонеза - это яичный порошок. Но что такое яичный порошок - какая-то непонятная производная, абстракция. Вот яйца - те есть, а про яичный порошок я бы не была столь уверена. Все остальное вообще смешно. Какие-то иероглифы для обозначения пустоты.
Нет никакого майонеза, есть только иллюзия. Если допустить, что он есть, придется допустить нарушение закона сохранения вещества.
Я предпочитаю думать, что майонез - это идеальный продукт. Все думают, что он есть, а его нет.
bakri: (Default)
Сделала майонез - это сплошное волшебство, добавляешь жидкость в жидкость, а она становится гуще. Ну и он получается вкусный.

Таким образом, у нас есть салат с майонезом, ёлка, лампочки, куча подарков и маленький мальчик. Все мандарины А. или Б. съел ночью, а пакетик со шкурками засунул мне под подушку. Маленький мальчик говорит - ёка, ампа и подаки. Майонезу ему не дали.
В общем, это самый новогодний новый год за много лет.

С новым годом.
bakri: (Default)
Застряла тут с творогом.
Творог я делаю так: надо купить пакет молока, которое киснет, и пакет кефира. Дать им постоять, чтобы согрелись. Налить в одну большую кастрюлю, и снова дать постоять, чтобы скисли. Потом поставить большую кастрюлю в большую сковородку, в сковородку налить воды, и все на небольшой огонь. Через какое-то время - каждый раз разное - сверху образуется творог, а снизу - сыворотка. Тогда огонь надо выключить и - угадайте что? - дать постоять, чтобы остыло. Потом вывалить все в сито и дать стечь. На этом все.
Самое сложное в приготовлении творога - найти такое молоко, которое киснет. Остальное несложно, но медитативно. Все это "постоять" занимает пропасть времени. Спать пойти можно, только выключив огонь, а не выключив огонь, нельзя пойти спать.
Ну и вот, я сижу с творогом.
Есть время подумать, а я уже месяца полтора пытаюсь не думать, у меня получается, а тут - творог.
Что же делать.
bakri: (Default)
Младенчик научился морщить нос и ловко чихать и фыркать. Фыркать он вообще-то и раньше умел, но это совершенно новый способ. Гораздо более эффективный.
Большую часть еды младенец глотает, потому что еда же, а меньшую часть выфыркивает, сморщив нос. Эффективность способа в том, что получаются совсем мелкие брызги и летят очень далеко.
Я строго говорю младенцу:
- Нельзя.
И он смотрит на меня большими-пребольшими глазами и не может им поверить. Че, как бы говорит нам младенец, правда что ли? Не надо так ловко фыркать? Не может быть.
Тут главное не улыбнуться, как в истории про клопов, а это сложно. Я не улыбаюсь, и спустя где-то минуту младенец вздыхает и ест дальше нормально.
bakri: (Default)
У Леши есть три слюнявчика. Strong, standart и light. Или, в терминологии производителей сигарет, у которых все только легкое и очень легкое - light, super light и premium light.
На слюнявчике light нарисована такая козявка под названием "чудовище", на слюнявчике standart из прозрачной такой клеенки - пауки, червяк и улитка, strong - с рукавами. Чтобы кормить Лешу творогом. Но сегодня я положила в творог банан и теперь смотрю в будущее с оптимизмом - если только у Леши почему-то не будет аллергии на банан.
bakri: (Default)
Младенец подрос, и теперь, когда объестся молоком, похож не на бурдючок, а на бочонок. Особенно если в ползунках со швом на пузе. А если его взять на руки в этот момент, то он булькает, как настоящий бочонок.

Ел сегодня капусту - он когда голодный, то лопает эту капусту, брокколи, и иногда еще с цветной, или с кабачком, или с морковкой, или с тыквой, так, что за ушами трещит, первую половину прямо весь трясется, к середине приходит в хорошее настроение, снижает темп, начинает улыбаться, пускать пузыри, задумываться, - и весь в ней вымазался. Просто мыли этих феечек из трех садовых леечек. И стульчик вымазал, и комбинезон, и меня, и себя, и все вокруг. Он с самого начала был не очень-то голодный, но к капусте благодушный, и напускал пузырей в свое удовольствие. Я стульчик купила, оказывается, под яблоки, оранжевый, с желтыми и оранжевыми грушами, со слонами и с птичками, а надо-то было зеленый, младенец полюбил зеленую капусту.
bakri: (Default)
Про прикорм, — "прикорм" — странное слово и вызывает образ темной воды в заснеженной лунке и хлопья геркулеса на этой воде — обычно пишут так. Вы начинаете с половины чайной ложечки, а за неделю (или десять дней) доводите до полной порции. До полной порции. Полная порция - это двести грамм. Тут кончается теория и начинается практика. Сегодня был шестой, что ли, день, как мы пытаемся втюхать Леше кроме хорошей, годной еды еще и яблочек, и удается уже грамм двадцать, а то и все тридцать. Без учета, конечно, того, что навсегда утекает по подбородку.
Помимо прочих сложностей, еще сложно уловить единственно правильный момент, когда скормить яблочек. Если он не голодный, то смотрит на них презрительно, и единственную пользу видит в том, чтобы напускать еще больше пузырей, если сделать губами пррррр. Если он голодный, то сразу начинает возмущаться и скандировать:
- Мо-ло-ко! Мо-ло-ко!
Типа - где настоящая еда, в самом-то деле.
Вчера Лешу кормила не я, а один человек - например, А. или Б. Подозреваю, что сначала он собирался показать мне, как надо кормить детей яблочным пюре. Он сказал, что он - мастер и очень лихо взялся за дело. Это напоминало песню Чистякова - вот выходит на пруд школьник Вова, а Вова - он мастер подледного лова. А. сел напротив Леши и решительно всунул ему ложку с пюре. Леша, в общем, вел себя прилично. Давиться не стал и даже через какое-то время проглотил.
Тогда Б. всунул ему еще ложку и победоносно на меня посмотрел. Это было - он пешней твердой лед прорубает, манной кашей крючок наживляет. Манной кашей крючок наживляет, прямо в лунку наживку бросает! Леша этим, понятно, воспользовался - Леша очень ловко умеет поймать момент, когда кто-то слегка отвлекается. И сплюнул все яблочки. Это начался второй куплет. Но живет в том пруду окунь Лёва, а Лёва - он мастер подводного клёва. Он тихо-тихо к крючку подплывает, и кашу манную всю объедает. Кашу манную всю объедает, но на удочку не попадает!
Дальнейшая трапеза иллюстрировала третий куплет. Вот сидит себе Вова на ящике, снег притаптывает мёрзлым валенком. И мечтает хотя б о подлещике, ну хотя бы о плотвёнке, ну хоть самом маленьком. Это А. Б. сидит на стуле, и притопывает тапочкой, и засовывает ложку Леше в рот, и зацепляет яблоки за десну, и ловит-ловит то, что течет по подбородку, и утирает яблочные слюни. А подо льдом окунь Лёва похаживает, и плавниками живот свой поглаживает. Да посмеивается над Вовою, да поёт свою песнь окунёвую. Это Леша в слюнявчике сидит на своем разноцветном стуле и выбирает момент, и деловито все сплевывает. Такой небольшой окунек из лунки, между хлопьев геркулеса.
bakri: (Default)
Надо сказать, что пока у меня не появился собственный младенец, я их видела в основном на картинках. Не на картинках - может, штуки три-четыре. И двоих держала в руках. Так что мои знания о младенчиках очень молоды и сформированы буквально только что. Но. Что в точности соответствует каким-то шаблонным архитипическим представлениям - это то, как младенцы лопают. В смысле - не молоко. Как они с брезгливым видом сосут яблочное пюре - совсем чуть-чуть, как размазывают его по губе, как пускают по подбородку, как старательно заплевывают слюнявчик, как делают вид, что их сейчас стошнит, как хватают ложку рукой, как потом вытирают руку обо все, до чего могут дотянуться, как радуются, когда им удается заплевать как можно больше пространства вокруг, как негодуют, когда пытаешься убрать следы разрушений. Вчера мы дали Леше немножко печеного яблока, тщательно растертого с молоком. И я бы даже не сказала, что оно ему не нравится. Просто. Может быть, младенчики уже рождаются с представлениями о том, как надо есть, если это не молоко, следуют им, а потом эти представления остаются у них на всю жизнь, вот как у меня.
bakri: (Default)
Моя жизнь устроена (структурно) достаточно обычным образом. Ну там, живу в квартире, хожу на работу, сижу за компьютером. Иными словами, моя жизнь довольно-таки далека от яблок. У нас никогда не было дачи, летнего домика, участка, даже шести соток с дощатым сарайчиком - никогда не было. Мы всегда снимали дачу, разные дачи, и иногда, проходя мимо какого-нибудь забора, я думала - надо же, сколько яблок. Не иначе - яблочный год.
Яблочный год был как-то, когда я училась в школе. Нам тогда привозили яблоки в ящиках, совершенно бесплатные яблоки. Они стояли в буфете, можно было приходить и брать. И потом, уже в институте, тоже, помню, был яблочный год - кругом сплошные яблоки. А сейчас я езжу на работу по Яузе, там есть такой маленький островок с каким-то строением и двумя мостиками, и на нем растет несколько яблонь и одна рябина. И я каждое утро смотрю на эти яблони, битком набитые яблоками, и рябину, которая выглядит испуганно.
Лет пять или шесть назад у нас появился участок. Не помню, сколько соток. Например, девять. Он просто был, причиняя сравнительно мало неудобств. Потом - достаточно внезапно, этой весной - на нем появилась дача. И все, что растет на этом участке, внезапно обрело плоть. В частности, несколько яблонь. Безусловно, они росли там и раньше. Безусловно, на них вырастали какие-то яблоки. Потом они куда-то девались, возможно, люди, продавшие нам этот участок, еще не привыкли, что он больше не их, все эти пять или шесть лет они любезно собирали яблоки и разбирались с ними сами. Но в этом году все изменилось, на участке появился дом и яблони как бы перешли в нашу полную собственность.
На этой неделе родители ездили туда и привезли десять сумок яблок. Не знаю, сколько это в килограммах. Но сумки очень большие. Мне досталась четверть - килограмм, например, восемнадцать. Или двадцать. Яблоки - такие небольшие, зеленые - стремительно ворвались в мою жизнь. Чуть меньше половины мы сегодня почистили, как грибы, и порезали. Я брала яблоко, мыла и обрезала бочки и червоточины. А один человек - А. или Б. - клал такое почищенное яблоко на доску и делал одно стремительное движение яблокорезкой. Яблокорезку подарила Нина полтора года назад, что бы мы без нее делали.
Часть яблок я упихала в кастрюльку, налила немножко воды и насыпала сахару. Это будет называться "варенье". Крышка очень долго не закрывалась, потому что в большой кастрюле я еще днем сварила суп. Минестроне. Из другой части яблок я сделала "пирог". Это значит - тоненькая прожилка теста и целый противень яблок с корицей. А еще одна часть осталась. На "варенье" больше нет сахару, а тесто для еще одного "пирога" не разморозилось.
А их еще две сумки, килограмм десять.
bakri: (Default)
У меня никогда не было кулинарной книги. А мне хотелось. Хотелось, чтобы она была большая, толстая, с полями для заметок, картинками и подробнейшими рецептами. По общему визуальному впечатлению - что-то типа Кодекс Серафинианус. Переплет мерещится чуть ли не кожаный, и еще откуда-то взялся маленький карандашик на веревочке, привязанный к корешку. Но это уже чересчур.
Когда я была маленькая, то завела специальную тетрадку - формата А4, с линованными страницами и жесткой обложкой. Туда я переписывала разные рецепты, рисовала разнообразные овощи и фрукты, а более сложные в изобразительном плане блюда вырезала из журналов и приклеивала. По какому принципу я выбирала рецепты - понятия не имею, мне было лет где-то восемь, и я не умела готовить даже вареную картошку, а только яйца всмятку и яичницу.
Еще у меня была (и есть) величайшая драгоценность, кулинарная книга моей прабабушки. Узкая тетрадь - высотой с лист А4, а шириной - вполовину, - исписанная тонким пером, светло-коричневыми чернилами, каллиграфическим почерком - прабабушка училась в гимназии. Я иногда ее достаю и смотрю благоговейно, разобраться ни в одном рецепте у меня не хватает духу. Сложно разобрать не почерк, а смысл. Рецепты - это такая вещь, которую каждый записывает исключительно для себя. Могут записать только разницу между своим способом приготовления и этим, могут опустить половину продуктов, потому что и так понятно, могут не указать пропорций - тоже и так понятно, могут посокращать все слова. У моей мамы в ежедневнике была когда-то таинственная запись: Баран пережлук. И все. Под этой записью скрывался рецепт салата, который сейчас в некоторых ресторанах называется "Восток". Надо взять редьку и порезать соломкой (или потереть), еще взять баранину (вареную что ли) и порезать такой же соломкой. Еще взять лук, и тоже порезать этой же соломкой, и обжарить, но так, чтобы он был коричневатый и хрустящий. А чем заправлять - не знаю. Для того, чтобы понять хотя бы это из красочной, но лаконичной записи "Баран пережлук" надо быть автором этой записи, и никем иным. И с каждым прошедшим годом шансы автора понижаются.
Книга с рецептами долгое время казалась какой-то такой необязательной поблажкой, поэтому я изобретала собственные велосипеды, периодически подпирая их костылями, взятыми из интернета. Мне, надо сказать, повезло с этими костылями, но теперь уже очень хочется прекрасную кулинарную книгу. Я, правда, не умею с ними обращаться.
bakri: (Default)
Что, интересно, такое содержится в ма-а-аленьких кабачках, что стоит их порезать, как на руках образуется застывающий клей "Момент"? Не тот, который раньше, который нюхали, а теперешний, в маленьких тюбиках, суперклей. Такие маленькие зеленые кабачки, и клейстер вроде из них не принято варить, вот поди ж.

Рагу

Aug. 21st, 2006 07:38 pm
bakri: (Default)
Баклажаны меняют объем дважды.
Сначала, пока упакованы в фиолетовые баллоны, баклажаны невелики и компактны.
Потом, разрезанные на кусочки, они заполняют собой сковородку, куда целых баклажанов помещается в полтора раза больше.
Но, когда выпаривается вода, баклажаны съеживаются, так что если снова запихать их в фиолетовые шкурки, они заполнили бы меньше, чем половину.
bakri: (Default)
Поджарила кабачки, обваляв их в муке с солью, поджарила баклажаны, с помидорами, зеленым базиликом, кориандром, сыром и чуть-чуть чеснока, мясо с луком и сметаной, гренки с сыром и яйцом, нам этого не съесть никогда, никогда, к тому же еще остался рис.

В моем любимом магазине "Копейка" видела тетку с дочкой, или, скорее, племянницей.
- Что, вот так прямо два килограмма сосисок покупать? - удивлялась дочка или, скорее, племянница.
- Ну конечно, чтоб не бегать сюда каждый день, хоть до вторника хватит, - отвечала тетка, - А что, песок у нас есть еще?
- Песооок, - задумывалась дочка или племянница, - погоди, я покупала пакет...
- Пыффф, ну пакет - это же ничто!

Выходные проходят, как вода сквозь пальцы - вроде протекает медленно, тоненькой струйкой, а буквально полминуты - и все закончилось. Но мы успеем еще сходить в кино.-

Profile

bakri: (Default)
bakri

December 2011

S M T W T F S
    123
4567 8910
111213 1415 1617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 06:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios