bakri: (Default)
Люди в электричке. Арт-проект.
Правила такие: фотографировать можно только тех, кто сидит на лавке напротив. Или, если сидишь с краю, то можно на лавке напротив и через проход.
Если два месяца ездить в электричке, можно насобирать тридцать чуваков. И все они очень мне нравятся.
Расположены они по мере удаления от Москвы, а на каждой станции - от начала лета к концу.

Люди )
bakri: (swing)
Домой есть три пути – на троллейбусе до Октябрьской, на троллейбусе от Университета и целиком на метро. Последний – надежный. Первый и второй – быстрее, если повезет.

Когда в те две минуты, что я обхожу павильон метро «Парк Культуры», вглядываясь в Садовое кольцо, троллейбуса нет, я иду в метро. Я не умею ждать троллейбусов. На Университете их ждать не надо, надо выбрать.

И вот я сажусь в троллейбус, еду домой, начало десятого, и в это время какой-то мудак едет по Ленинскому, и Ленинский перекрыт, и я стою в углу троллейбуса – в левом заднем углу, окна в троллейбусе запотели, я готова пожелать кому-нибудь смерти.

Через две геологические эпохи мы переезжаем через Ленинский – и с нами две скорые - и сразу останавливаемся на остановке. Заходит высокий старик, неприятный и недовольный.

Он говорит:
- Тьфу, блин... Что, и тут мокро? Опять вода? Вот тут вроде нет.

Садится. Двери закрываются и металлическая женщина произносит: троллейбус следует в парк.

Он говорит:
- Как в парк? Ах, сссука! Не было предупреждения! Не было надписи! Сссука.

Кто-то отвечает ему миролюбиво: да там была картоночка такая.

Он говорит:
- Не было! На лобовом стекле не было! Не было написано, в парк. Ну ладно, а мы пересядем, чего делать, пересядем.

Окна запотели, я не вижу, какая остановка. Подхожу к дверям, там Черемушкинский рынок. Я остаюсь стоять – прямо рядом с ним.

Он говорит:
- С вами все в порядке, мадам, э? Нормально... Обманываете. Опять обманываете! Что - старик, что пристал? Совсем офигел, старик... А я же вижу, что ненормально. Обманываете.

Я прибавляю звук в плеере.

- Что, обидел, ггад? Сссука, обидел? Да, они совсем гады, офигели, от них только боль... Только боль и страдания несут... женскому роду...

Я убавляю звук в плеере, достаю телефон и начинаю записывать.

Он замолкает.

Я выхожу на следующей остановке, и он говорит мне вслед:
- Держитесь.
bakri: (Default)
Сегодня "Спартак" играл с "Челси". Я догадалась, когда вошла вечером в метро "Парк Культуры" - там было тихо-тихо и как-то просторно. Перед выходом с эскалатора стояли чуваки в бронежилетах и таких шлемах, будто играют в космонавтов. Человек двадцать, стояли в виде коридора. И все, кто сходил с эскалатора, тихо-тихо шли по этому коридору.
Я поехала вниз и по пути догадалась. Эскалатор наверх был битком набит фанатами "Спартака". В шарфиках такие. Опухшие и с мешками под глазами. Они орали, махали руками и кидались бутылками. Обычные люди смотрели с любопытством, как на явление природы.
Внизу толпа медленно-медленно ползла к эскалатору. На "Парке Культуры" когда много людей, они выстраиваются в шеренгу длинной в две трети так называемого "зала" и движутся со скоростью примерно метр в полминуты. Так они и делали, и при этом орали "Спартак вперед". Ну я не знаю, это как вышивать крестиком и орать то же самое.
Вот странно, когда смотришь на такую толпу, она состоит из дегенератов, сплошь. Ни одного человеческого лица. При этом понимаешь, что если встретить их по отдельности, они совершенно необязательно покажутся такими. Когда садилась в поезд, из него как раз вышел отдельный чувак в шарфике. Вполне нормальный на вид. Пошел к эскалатору, где превратится - -

РЖД

Aug. 12th, 2010 12:31 pm
bakri: (Default)
Думаю, ни один житель 2010 года не может себе представить, насколько кретинским образом у нас устроено так называемое "пригородное сообщение" - если только, конечно, ему не приходится, по воле злой судьбы, регулярно сообщаться с пригородами. Этот житель максимум что слышал - так это про Сапсан, и остался, я подозреваю, с ощущением, что Россия поднимается с колен.

РЖД очень много чем передо мной виновато - неудобными электричками, неудобным расписанием, невозможностью ездить быстро и так далее. Это все ладно. Тут, понятно, есть взрослые объективные причины (типа - деньги-то всем нужны). Но. Кроме того, есть бесконечное множество мелочей, и вот как раз эти мелочи заставляют предполагать, что в РЖД работают, главным образом, клинические идиоты. Это потому что я не сторонник теории заговоров и в первую очередь предполагаю идиотов, а не сознательных сволочей.

Например:
Ни на одной станции нельзя купить билет с другой станции, кроме одного особого случая, когда ты едешь по одной ярославской ветке и в Мытищах хочешь пересесть на другую. Тогда можно. Иначе - нет. Если, скажем, я хочу поехать на одной электричке до Мытищ, а там пересесть на другую и поехать дальше (это вполне реальный кейс, если надо ждать минут двадцать, то лучше это делать на любой другой станции, а не в Москве, Ярославский вокзал - это такой филиал ада, и там даже негде присесть), то я должна в этих Мытищах дополнительно развлечь себя покупкой еще одного билета.

На Ярославском вокзале стоят автоматы, которые продают билеты. Это куда быстрее, чем в кассе. Сдачи больше восьмидесяти рублей автоматы не дают, ну да и хрен с ними. Из где-то пятнадцати автоматов никогда не работает больше двух одновременно.

Есть сто пятьсот видов билетов, которые можно купить в пригородных кассах Ярославского вокзала. Просто билеты, билеты на Спутник, абонементы и так далее. Для всего этого существуют разные кассы. У них узкая специализация.

На станциях стоят такие, знаете, турникеты, куда надо совать билет, иначе не впустят и не выпустят. Вот ни на какой другой станции, кроме той, до которой билет, выйти нельзя. Даже если она раньше, даже если она в той же зоне - то есть, билет до нее стоит столько же.

Почему они не убьют себя?
bakri: (Default)
Электричка 10.39 на самом деле приезжает не в 10.39. В 10.39 со свистом и на огромной скорости проезжает скорый поезд Владивосток-Москва. В начале у него несколько почтовых вагонов, потом плацкарт с тючками матрасов в окнах, купе - без тючков, посередине ресторан.
У меня странное ощущение, когда я вижу этот поезд. Владивосток - Москва! Это сколько дней ехать, восемь? В поезде. И вот, они почти доехали, с такой скоростью минут через 15 уже будут на вокзале. Ну ладно, после Мытищ он поедет медленнее. Через 25 минут они будут на вокзале. Не знаю, почему это странно. Чей-то путь длинною в восемь дней и мы на этой платформе. Не знаю.
Ну а в 10.40 или даже в 10.41 появляется моя медленная электричка. Кажется, она испуганно пережидает Владивосток-Москву в Тарасовке. А потом собирается с духом и ползет дальше. Впрочем, когда я захожу в вагон, на бегущей строке - которая используется только для показа часов, никакого бега - написано 10.38, так что все как бы в порядке.
bakri: (Default)
Она кричит - пирожки, беляши горячие, сосиски в тесте! Как будто зовет.
bakri: (Default)
Вот уже второе лето подряд по роду своей деятельности я много езжу на электричках. Основных родов деятельности у меня два - ребенок и работа. Ребенок на даче, работа в Москве. Работа в Москве, ребенок на даче. Ночевать без него в Москве я не очень умею. Раз в неделю, может быть. Электрички.

Электрички, которые останавливаются на нашем полустанке - это самые медленные, самые раздолбанные электрички, которые останавливаются вообще у каждого столба. Они идут в Александров или Сергиев-Посад со скоростью где-то тридцать километров в час, на ходу теряя детали. Все Ярославское направление усыпано этими деталями, всякий знает.

Сегодня я хотела пораньше, поэтому электричка 19.19 уехала еще за пять минут до того, как я пришла на платформу, а неожиданная электричка 19.25, которой не было в расписании - непосредственно перед этим. Мне как раз удалось увидеть ее отбытие. Почему ее не было в расписании - это отдельный вопрос. Электрички - это мир, это хаос, и пытаться структурировать их убогим веб-сервисом (кто-нибудь, кстати, знает хоть один не убогий?) - по меньшей мере нелепо.

В общем, они уехали, а я осталась. До следующей было еще минут двадцать пять, двадцать пять минут на Ярославском вокзале, вокруг тридцать градусов, до маленького мальчика - двадцать пять плюс сорок плюс пятнадцать минут пешком. Я расстроилась.

На шестом пути стоял Спутник. Спутник до Пушкино. Спутник - это такая как бы скоростная электричка. Это такая высшая каста белых электричек, которой почему- то позволено ехать быстро. Они бывают до Мытищ, Болшево или Пушкино, и делают только две остановки - Лосиноостровская и Мытищи, а те, что до Мытищ - и вообще ни одной, прямо туда едут. Я как-то ехала на таком год назад, но на стреноженном, обессиленном, следующем в Сергиев-Посад с унылой скоростью и всеми остановками. Должно быть, он сильно провинился.

Я села в этот Спутник на шестом пути. Там мягкие кресла, по два в ряд, как в автобусе. Свободные проходы. Есть воздух. Какой-то даже кондиционер. И люди! Я таких людей даже в метро редко вижу. Полный поезд мужчин в белых рубашках, в цветных рубашках, элегантных дам, людей в дорогой обуви, с ноутбуками, макбуками, эльбуками, айфонами и айпадами. Предположить, что это все происходит в той же самой стране, на той же самой железной дороге, где ездят обычные синие электрички с бабками в цветастых платьях, с продавцами всякой хрени, с краснолицыми мужиками, где нет воздуха - вообще невозможно. Совсем.

В этом чудесном поезде я доехала до Мытищ, по пути обогнав и 19.19 и 19.25. В Мытищах, правда, мне пришлось купить еще пару билетов в разных кассах - сначала на выход, потому что в их сверкающей скоростной электричке я ехала со своим плебейским билетом, потом - от Мытищ до Челюскинской, потому что московский билет в Мытищах не катит. Но, изрядно задолбав всех контролеров, на 19.25 я успела. Чтобы успевать совсем хорошо, нужно покупать честный скоростной билет, а вот что делать со вторым - пока не очень понятно. Я совершенно не уверена, что уникальный билет от Мытищ до Челюскинской можно купить в Москве.

Я успела на 19.25, хотя было уже 20 с чем-то и оказалась в другом мире - в обычной александровсклй электричке, где накурено и нечем дышать, а мужики в тамбурах вставляют между дверей палки, ноги и бутылки, чтобы хоть немного воздуха попало внутрь.

- А не упадет? - спрашивает один.
- Не упадет, - отвечает другой, - поймаем.
Перед остановкой он берется за бутылку, зажатую между дверей, и говорит:
- Один недостаток, все время туда-сюда надо.
И подмигивает.

А сзади последнего вагона едут еще два мужика, снаружи.

Это настоящие параллельные миры, не бывает ничего более параллельного - разве что рельсы, по которым они едут. И я сегодня по ним путешествовала.
bakri: (Default)
День сегодня начался со свадьбы - прямо в нашем подъезде. Ни жениха, ни невесту не знаю, первый раз видела. Наверно, они специально приехали к нам в подъезд, пожениться. Сначала приехали три машины с белыми ленточками, потом рядом с ними тусовались подружки - такие, в платьях и на каблуках. Мы с А. или Б. добросовестно прилипли к окнам. Наша квартира устроена таким образом, что все происходящее перед домой происходит как бы прямо в ней.

В метро видела маму с дочкой, дочке лет пятнадцать. Ужасно красивая, с ужасно длинными ногами, шеей, волосами и вообще всем. В платье в цветочек. А мама - в голубой рубашке.

Еще видела человека, прикольного и неприкольного одновременно. У него были волосы как у индейца и ужасная синяя бейсболка. Круглые блестящие очки и толстая цепь на шее. Удобный черный рюкзак и завязанная на нем георгиевская ленточка. И так далее.

Еще видела женщину, которая в профиль выглядит лет на десять старше, чем в анфас. Это ужасно грустно, с одной стороны, а с другой - хорошо. Не расстраивается. Ее спутник выглядел существенно младше - с любого ракурса, и смотрел влюбленными глазами.

Еще видела как молодой человек вбежал в вагон, постоял немного и плюхнулся на свободное место. Рядом со свободным местом стояла девушка в красной майке, напротив - женщина с сумкой, неподалеку - мужик в очках, чуть подальше - женщина в красной рубашке. У них у всех была возможность сесть, и они не сели, но на молодого человека посмотрели с осуждением.

Это какая-то все была жизнь.

Жизнь происходит почти всегда, но почему-то не всегда ее столько увидишь. Москва давно уже перестала быть городом, по крайней мере - городом, где можно жить. Это какое-то бешеное пересечение разных миров, и никогда не знаешь заранее, где окажешься. Иной раз идешь, смотришь - кругом одни фрики. Одних женщин с красно-фиолетовыми волосами человек пять прошло. Это значит - оказался в таком специальном пространстве. И вот я, пока иду домой с работы, еду из высокотехнологичного офиса в свой рабочий пятиэтажный район, проезжаю таких пространств несколько десятков. Но не везде жизнь.
bakri: (Default)
А. или Б. - какой-то человек, в общем, - уехал в Киров, хотел выспаться в поезде, но у него оказались соседи - мама, папа и дочка, двух с половиной где-то лет. А. или Б. до часу ночи радовал меня смсками типа:

Будешь такое ням-ням?

Доч, ну не надо так делать, сейчас папа тебе даст по жопе.

Никакого пива ты че. Я тебе попью сейчас пива.
. (Это, может, и не девочке было, не знаю, я в недоумении).

Ей просто завтра надо дать по сраке один раз! Чтобы шелковая ходила.

Написяешь на кровати, получишь по сраке. Поняла меня? Ты меня поняла?

Пойдем, мама расскажет тебе про ко-ко. Ты мой сладкий человечек.


А я его в ответ радовала футболом, ноль-ноль писала, или - красная карточка лодейро (или кто там).

В остальном же - съездили с Лешей на дачу. Очень упоительно ездить в метро с маленьким мальчиком, рюкзаком и коляской. В метро - переходы, то есть - лестницы. Рюкзак весит - ну, килограмм пять. (Маленький мальчик вырос, и я вообще почти ничего не взяла, правда, кашель, так что понадобились лекарства в бутылочках). Сам маленький мальчик весит килограмм пятнадцать, я считаю. И еще коляска, пять двести. Ну и вот, переходы, значит, а еще - эскалатор, транспортное средство повышенной опасности. Это значит - коляску сложить и повесить на плечо, а мальчика взять на руки. Такие дела. Но мы, в общем, доехали, туда и обратно. Туууда-сюууда, как говорит Леша.

Лето

Jun. 5th, 2010 03:25 pm
bakri: (Default)
Такой был длинный май, что кажется, будто давно уже лето, а не то что пятое июня.
Такой ветер на улице и солнце, что кажется, будто море где-то там, за деревьями. И еще песок повсюду, точно, море.
Черешня подешевела за неделю почти в два раза. Неделя прошла как не бывало. За эту неделю началось лето, я помню, ехала в такси ночью, и по радио сказали, что началось.

А вчера я ехала в метро, и ко мне подошла невысокая женщина с бородой и сказала -
- Чего уставилась, чего смотришь, уставилась, чего смотришь, дууууура -
без особого выражения и без особых интонаций. Я ее до этого не видела, и мне стало так смешно от этого "дууууура", что я улыбнулась. Очень стыдно - никаких поводов улыбаться там не было. Девушка, которая была с этой женщиной, быстро-быстро заговорила -
- Никто на тебя не смотрит, успокойся, никто не смотрит, успокойся, успокойся.
Они вышли на Шаболовской.

Когда кладу Лешу спать, еще светло, и очень хочется на улицу. У него режутся зубы, и он засыпает медленно. Час он засыпает. Я сначала пою песенки, а потом просто лежу рядом. Решаю задачу. Вчера была про мышей в трубе - вот, допустим, есть труба длиной сто метров, и там мыши. Неважно где, где угодно, сто мышей. Потом их напугали и они все побежали - либо направо, либо налево, всего две стороны. Бегут со скоростью метр в секунду. Если две мыши встречаются, то сразу разворачиваются и бегут в противоположные стороны. За какое максимальное время все мыши выпадут из трубы? Выпадают они, если оказываются у края.
Я нашла правильный ответ, но не смогла доказать. Дууууура.
bakri: (Default)
Мы вернулись, и меня снова все бесит. До такой степени, что явно рано на работу, хорошо бы еще куда-нибудь съездить. Скажем, на пару лет.

Вчера весь день ехали - ехали на машине до Женевского аэропорта, летели на самолете до Франкфурта, летели до Домодедово, потом на машине до дома. В промежутках еще - на автобусе и монорельсе. В последней машине, когда уже вышли, Лешку наконец вырвало - его стало укачивать в машине.

Самолет до Москвы задержался - сначала очень долго всех обыскивали, потом кому-то стало плохо. В хвосте были свободные места, и мы пересели - чтобы втроем. Почти в самый конец - рядом с туалетом. Люди, которые стоят в очереди в туалет в проходе самолета, выглядят очень монументально и живописно, если смотреть на них сбоку и снизу. Образовывают разные скульптурные группы. Сначала была композиция - "Мужики хотят в туалет". Очень мощная, там четыре мужика были все как на подбор. Им долго ждать пришлось, поэтому потом композиция дополнилась тревожно выглядывающей из-за спины у последнего мужика теткой. Мужики выглядывали друг у друга из-за плеча, а тетка не дотягивалась. Еще были группа в полосатых рубашках, чувак с книжкой и интеллигентный молодой человек в очках. Смотреть можно бесконечно, это практически как море.

Что же до настоящего моря, то оно тоже есть. Непонятно, что мы делаем в городе, где устаешь просто от того, что находишься в нем.

Автор

Mar. 7th, 2010 09:04 pm
bakri: (Default)
Видела в метро рекламу какой-то книжки. Подумала, что японская, а автор - Кури Мало. Правильно поставила ударения только остановки через две.
bakri: (Default)
В ноябре всегда очень отчетливо чувствуется виток спирали. Ноябрь - такой месяц, один на всю жизнь, и того много. В ноябре всегда идет один и тот же снег и один и тот же дождь. В остальные месяцы - разные, все время новые. В ноябре - даже не одинаковые, просто одни и те же, всегда, только время меняется.
Был такой ноябрь, всем похожий на этот, я думала сначала, что различаются только мелочи, но на самом деле нет. Тогда я была очень одинока, а сейчас - вот уж нет, совсем. Сейчас я наиболее одинока в метро. Потрясающее место - никому ничего от тебя не нужно, никто не дергает, едешь и читаешь книжку, посреди тишины и пустоты.

Эмо

Oct. 13th, 2009 01:29 pm
bakri: (Default)
Видела сегодня в метро молодого человека в модном свитере - черный, с серыми орнаментами, с белыми крестиками и ноликами, с розовыми галочками и черепушками. Стрижка у него была такая - спереди по горшок, а сзади подлиннее. Но не спасало. Тяжело быть эмо с такой широкой рязанской физиономией.
bakri: (Default)
не прошла для нас бесследно. Раньше один человек - А. или Б. - уже в начале одиннадцатого начинал дергаться, что вот, на работу бы, а сейчас в это время он наливает себе чаю и пьет его совершенно спокойно. А у меня поломался таймер, которые долгие годы — — Я чуть не проехала Октябрьскую и Курскую. На Октябрьской я думала, что еще только Шаболовская, а на обратном пути вообще еле успела выскочить из вагона. Это же с ума сойти, как в метро мало народа, как много места, какие короткие станции и как быстро оно едет.
bakri: (Default)
М. сказал в четверг - у меня завтра в 7.30 такси в аэропорт. У меня же завтра в 7.30 была газель. (И так всю жизнь). Газель приехала за нашими вещами, один человек - А. или Б. - их погрузил, а я только скатала одеяла и подушки, и засунула их в сумку - не приходя в сознание - младенец спал на большой кровати, если на кровати нет одеял и подушек, она сразу становится в два раза больше, я накрыла его пледом и легла рядом. Когда мы проснулись, А. только доехал до Москвы. Мы собрали остатки вещей, в основном - моими силами, позавтракали, в основном - Лешиными, закрыли все окна и двери и пошли к станции.
Это все заняло какое-то время, одних дверей там одиннадцать штук, и все надо закрыть, так что на электричку 11.12 мы опоздали. Гуляли полчаса по платформе, смотрели на собак (кавава). До Мытищ ехать минут десять, и там оказалось, что электричка до Монино, до Фрязево, до Щелково, в общем - туда, через час двадцать. А до этого нету. Леша не знаю сколько весит, ну килограмм, скажем, одиннадцать, и рюкзак - ну килограмм, скажем пять, шесть. В общем, ничего экстремального, просто - тяжело. Вообще-то я могла взять с собой коляску, но тогда пришлось бы силой мысли перемещать ее на пятьдесят метров по рельсам и гравию - к платформе Челюскинская. В Мытищах мы рассматривали голубей (гугугу), а потом Леша захотел спать. Я посадила его в слинг, и он даже быстро заснул, все старушки в Мытищах мной восхищались. Я была растрепана и прекрасна - с толстым младенцем, с большим рюкзаком, жду электричку.
До Чкаловской ехать минут двадцать пять. Вообще перемещения в электричках во всем этом путешествии занимали незначительное место. Проторчать полчаса на одной станции ради десяти минут поездки и час двадцать на другой ради двадцати пяти минут - и статика как-то преобладает над динамикой. В Чкаловской мы подождали, пока за нами приедут - всего минут двадцать - и дальше поехали на машине. В машине было два младенца, Илюша сидел у меня на правой коленке и кричал, потому что его мама вела машину, а Леша сидел у меня на левой коленке и хотел спать, потому что не выспался, а в машине укачивает. Сзади валялась церковная свечка, я протянула ее Илюше, чтобы он отвлекся, но Илюшу не интересовали все свечки мира, так что ее взял Леша. Илюша плакал слезами на правой коленке, а Леша невозмутимо взирал на него с левой коленки, и в руке у него была свечка.
Ну да там быстро ехать, к трем мы уже были у Аньки, и я кормила Лешу капустой.
За это время мы точно могли бы улететь в Париж, и даже в Мадрид, и даже заказать такси не на 7.30, а на 8.

Лето

Aug. 3rd, 2009 12:38 am
bakri: (swing)
Первый раз за много лет - первый раз за много-много лет, двадцать восемь - это второе совершенное число, оно равно сумме всех своих делителей, кроме себя самого, но включая единицу - жду, когда кончится лето. Мало сказать - жду, я мечтаю, что вот оно кончится, вместе со всеми своими электричками, сорок минут, что ни делай, все равно - сорок, а, как-то я ехала - поздно, чуть ли не в слезах, что ах как поздно, а там мой младенец, на самом деле до десяти приехала, успела еще спать положить, так вот - феноменальная была электричка, на шести (что ли) станциях не останавливалась, а обычно - обычно те, что на нашей станции, те - у каждого столба, а эта - на шести станциях нет, так вот она идет тридцать пять минут. Как издевательство. Когда я иду на работу, Лешка машет мне рукой, а потом я иду по тропинке между деревьев, или по дороге, над которой нависают липы, или по тропинке, вокруг которой - пижма, чертополох, полынь, а внизу, в трубе - течет канал, - к электричке. И кругом меня лето, какие-то бабочки и даже стрекозы. А в Москве я иду две минуты до метро, а потом метро, и никакого лета, в прошлом году увидела стрекозу - чуть в обморок не упала. Никаких сил не осталось, совсем, я помню, это уже было, все уже было - мы жили на даче, на разных дачах, на пяти тысячах разных дач, на какой-то из них я провела девяносто два дня, прямо целиком, я была маленькая, но не очень, я ждала, когда кончится лето, когда, когда. Моя жизнь циклична, и она - спираль. Период двенадцать лет, период четыре года. Все уже было, хотя и не совсем так. Не то место, не то время. Но сил не осталось, когда же, когда, наконец.
bakri: (Default)
Электричка – очень четко очерченный кусок времени и пространства. Пространство ограничено корпусом электрички, платформами и в некоторых местах расползается на тропинки, ведущие к станции. Время устроено сложнее, оно задано временем прибытия электрички в конечные пункты с учетом ожидания на платформе, оно опирается на расписание и на время на часах, но не является ни тем, ни другим.
Я езжу на электричке в 11.12. В расписании для станции Челюскинская есть две электрички в 11.12, одна – из Москвы, другая – в Москву. Электричка в 11.12 из Москвы всегда приходит на две-три минуты раньше, чем электричка в 11.12 в Москву. При этом они обе приходят в 11.12. Это еще одно подтверждение того, что время на самом деле дискретно. Кроме того, судя по всему, время идет по разному в разных электричках и на разных платформах – даже в пределах одной станции.
Люди в электричках одни и те же. Это потрясающий факт. В метро, даже если ездить всегда в одно и то же время, достаточно редко можно встретить одного и того же человека. При том, что территории, относящиеся к одной станции метро – существенно меньше, чем к одной железнодорожной станции. Электричка упорядочивает хаос. Если очень долго ездить по определенным дням недели в одно и то же время и в одной и той же части поезда, то будешь знать в лицо половину пассажиров.
Думаю, кто-нибудь может придти на платформу перед электричкой в 11.12 подойти к каждому человеку на платформе и сказать, например, – это вот Римма Валерьевна, она всегда ярко красит губы и любит разные бусы, по средам она ездит в поликлинику. А это – Михаил Александрович, он живет один и ему скучно, поэтому он ездит в Мытищи за свежими газетами. А это - Марина, у нее ничего не помещается в сумочку, поэтому она берет с собой пакет, на котором нарисовано море и написано «Who are you?», хотя, казалось бы, какая разница. А они все будут удивленно говорить – да, да, это правда.
bakri: (Default)
А сегодня в электричке милостыню просила старушка, в малиновой кофте, цветастой юбке, в платочке, суровая. Она сначала прозвонила в колокольчик, а потом сказала:
- Кто может, сотворите милостыню.
И стала петь.
Про то, что нам русским послан крест тяжелый, за то что свергли ангела-царя, и теперь Россией правит деспот дикий, какой-то страшный лютый зверь, и так будет пока мы не раскаемся. Это основное содержание, вообще она длинная, эта песня.
Потом старушка уже прозой призвала всех раскаяться в убийстве царской семьи.
Я прямо ужасно расчувствовалась.
bakri: (Default)
очень напоминают мне вот это:
«До чего красивые жены у моих приятелей! У Вахтина - красавица! У Марамзина - красавица! А у Довлатова жена - это вообще что-то необыкновенное! Я таких, признаться, даже в метро не встречал!»

Очень многие дамы, из тех, что ездят в электричке, думают о том, как они выглядят и что на них надето. Я таких даже в метро не встречала. У них туфли в тон платью, и сумочка тоже. Вот я видела – высокая такая женщина в длинном платье цвета морской волны, сверху зеленоватая накидка, и туфли цвета морской воды, и сумка!
А тут еще недавно в вагоне, я стояла перед тамбуром, ко мне наклонилась пожилая женщина и шепчет заговорщицки:
- Девушка, скажите, где вы такой красивый костюм купили?
- Ой, - сказала я, - это все отдельно, и я очень давно покупала.
То есть не сказала ей, где, потому что растерялась. Но вам скажу – юбку, она коричневая и с неровным подолом я купила в Промоде лет пять назад, а рубашку, она тоже коричневая, но более темная – мне мама с папой привезли еще до этого.
- Ох, - сказала женщина, очень симпатичная, но с золотыми зубами, которые ее несколько портили. Я еще не видела человека с золотыми зубами, которого они бы не портили. Нам забор строит строитель по имени Роман, и соседскую дачу он тоже строит, а в промежутках подкатывает к нашей няне, у него тоже зубы золотые, и его, пожалуй, меньше всех это портит, но все равно, ужасно, ужасно. – Так сложно что-то красивое купить, - сказала женщина, - и чтобы не очень дорого. Я уж в Мегу ездила, в Зару, далеко… А у меня племянницы, им наряды нужны. Они мне заказы присылают, размеры пишут. Сами-то племянницы далеко, в Кургане…

Profile

bakri: (Default)
bakri

December 2011

S M T W T F S
    123
4567 8910
111213 1415 1617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios