Газ

Sep. 26th, 2011 10:55 pm
bakri: (swing)
Когда я приезжаю домой, возвращаюсь из дико технологичного офиса в наш несуществующий пятиэтажный район, то будущее сразу заканчивается, и наступает обратно нормальная жизнь. Без видимого прогресса. Чтобы согреться, нужно зажечь газ. Бабушка тоже всегда зажигала газ. Сейчас не так холодно, достаточно одной конфорки. Когда холоднее, нужно две.

Леша попросил на ночь воды, как обычно. Принесла ему теплой, холодной не было. Он сделал глоток, говорит:
- Горячая!
Еще глоток, опять говорит:
- Горячая!
Еще глоток, без сил опускается на подушку, шепчет:
- Горяаачая!
Я ставлю чашку на табуретку. Он говорит:
- Еще воды, дай еще воды, пожалуйста, я скажу - теплая.
Делает глоток, говорит:
- Тёплая!
Еще глоток, говорит:
- Тёплая!
Еще глоток, без сил опускается на подушку, шепчет:
- Тёооплая!

Когда газ горит, все хорошо, только воздух заканчивается быстро. Мне нужно приложение для айфона, чтоб как конфорка или чтоб с кислородом.
bakri: (Default)
для того, чтобы приучить меня регулярно мыть унитаз и пол в ванной комнате, мироздание начало какой-то сложный и неоднозначный проект.
bakri: (Default)
Когда я была маленькая, много времени жила у бабушки - в той самой квартире, где мы сейчас живём. В коридоре там два выключателя и розетка, а высоко над ними были вбиты гвоздики с ключами, тоже, по-моему, три. На одном из них висел ключ от почтового ящика, на другом не помню, что, а на третьем - ключ от подвала. И я спрашивала у бабушки - а почему у тебя есть ключ от подвала? А она говорила - потому что нас сильнее всего затапливает. Но при мне ни разу не затапливало, поэтому я не очень понимала.

А сегодня поняла.

Сегодня сначала потекло из трубы унитаза, потому что эта труба сделана таким образом, что когда все в порядке, то из нее не течет, а если поток разворачивается в обратную сторону - то очень даже, сильной такой струей. А где-то через полчаса потекло из ванны и из раковины, но к тому моменту уже пришел один человек - А. или Б. - и всех нас спас. Сказал мне отменить неправильную аварийку и вызвать правильную, а также стал сам собирать воду. До этого воду собирала я, а также параллельно искала телефоны аварийных служб - я как-то забыла, что надо просто позвонить в диспетчерскую. Потому что диспетчерская - это нечто с медленными сантехниками. И когда льет из всех труб, как-то про нее забываешь. Зато я почти сразу нейтрализовала Лешу - мультиком про автомобиль кота Леопольда.

Что же было самое прекрасное в этой ситуации - так это наш сосед, наш бывший спарщик. Когда все уже заканчивалась, уже приехала аварийка, уже им удалось открыть подвал, уже они нашли наконец нужный ключ, он постучался, радостный, в нашу полуприкрытую дверь и сказал:
- А у вас тоже?.. Вообще... У меня вся ванна грязной воды. Как потекло... И у вас, значит, тоже... Ну надо же... Вот как...
Он был рад, он был очень рад, мне показалось, что это было для него приключение, которое он не мог с нами не обсудить.

Именно это оказалось самым сильным впечатлением сегодняшнего богатого впечатлениями вечера. Почему-то вот у меня не так. Хотя помню, раньше радовалась катастрофам, лишь бы с кем-то вместе.

Леша, кстати, страшно возмущался, что его не стали купать. Но осознал аргументы.

Еще кстати - плюс сто очков Гриффиндору (непредвзято). При поиске аварийных служб - ужасная, мусорная и разнообразная регионами выдача Гугла и адекватная выдача Яндекса. Привет, чуваки.
bakri: (Default)
Игорь пошутил вчера. У нас напротив дома - детская площадка. И вот ее сильно благоустроили. Выложили плиткой, посадили вокруг кустики, поставили скамейки и фонтан. Другую часть площадки выложили мягким покрытием и поставили новую песочницу. Чтобы детям не обидно было. Вроде еще горку обещали. Но что-то нет пока.
Ну и вот, какая-то старушка говорит Игорю:
- Ты гляди, какую у вас красоту сделали!
А Игорь отвечает:
- Это какую же красоту?
- Ну вот, фонтан, лавочки поставили...
- Так это два года уже.
Пошутил.
Действующие лица в этой истории располагались так:
Игорь у себя дома, на третьем этаже, на балконе. Старушка идет по улице мимо нашего дома. Мы - у себя дома, занимаемся своими делами. Вот такая у нас жизнь, всегда вместе, всегда рядом.
bakri: (Default)
Спускаются по лестнице - наверно, в гости к кому-то приходили, тут столько квартир сдается и все живут по недолго, не разглядишь, только один прекрасный человек уже тринадцать лет снимает, еще бабушку мою помнит, где-то высоко снимает, на четвертом этаже или на пятом, нам, жителям первого, все равно - спускаются по лестнице, он поет:
- Ты отказала мне два раза, не хочу сказала, ты вот такая вот зараза...
А она говорит:
- Я эту песню когда-то пять раз слышала, у меня знакомый мужчина был, так это у него единственная тема в жизни была, кто ему не дал.
Он говорит:
- Иди, иди давай, ладно.

Семки

Oct. 16th, 2009 12:19 am
bakri: (Default)
У Игоря есть друганы из второго подъезда. Наш подъезд - первый, а эти - из второго. Такой молодой парень со слегка спитым лицом и его жена. У них еще двое детей, мальчик лет трех, и девочка - на месяц старше Леши. Чем занимаются эти достойные люди, для меня тоже загадка, но явно уж не работают каждый день.
Вчера шли от Игоря, спускались по лестнице, она жует семечки и говорит:
- Еще семок хочу.
А он ей отвечает:
- А больше ты ничего не хочешь?
Она подумала немного и говорит:
- Еще семок.
Отличный ответ, я считаю.

Икея

Jan. 14th, 2009 06:38 pm
bakri: (Default)
А еще я ездила в Икею. Икея - это такой мой персональный тренажер силы воли, благодаря нему я все время становлюсь лучше и прекраснее, и скоро стану совсем прекрасной и начну излучать свет. Сначала я ездила в Икею, когда очень хотелось полотенчиков и чашек, но негде было их держать. Потом я ездила в Икею, когда у нас было очень мало денег, а хотелось на чем-то спать и куда-то ставить книжки (книжек у нас всегда было много). Поэтому приходилось отказывать себе в полотенчиках и чашках. А для того, чтобы миновать весь этот ворох прекрасных вещей - ковриков, покрывал, коробочек, полочек, терок, зубочисток и пр - и купить только необходимую в хозяйстве кровать, нужна незаурядная выдержка. Сейчас я ездила в Икею, и у меня было очень мало времени, потому что когда маленький мальчик тут без меня, я очень нервничаю.
Но когда-нибудь, когда я уже стану достаточно прекрасной, может быть, все-таки удастся купить кучу разной чухни. Чудесный будет денек.
bakri: (Default)
Тетя Маша Еманова - это соседка сверху. Изрядно сволочная старушка. Когда-то давно, когда я была маленькая, лети пяти или шести, а тетя Маша Еманова была наоборот огромная, и больше всего ей подходило слово "бабища", она приходила на меня жаловаться. Я всегда удивлялась, как она помещается в крошечных коридорчиках нашей типовой пятиэтажки. Мне казалось, что ее задница слева и справа упирается в стены - левую и правую.
Потом дочка или наоборот невестка тети Маши забыла перекрыть вентиль, и бабушкину квартиру затопило горячей водой, два дня лилась. Очень неприятно получилось, бабушка в результате подала в суд, и с тети Маши взыскивали какую-то сумму денег. Поэтому тетя Маша перестала разговаривать с бабушкой и заодно лишилась возможности ябедничать на меня. А я уже училась в институте, часто ночевала в этой квартире одна и наверняка, на-вер-ня-ка, пила, курила, ругалась матом, устраивала притон, спала с первыми встречными, и со вторыми тоже спала. Когда я открывала свою входную дверь, то слышала, как открывается дверь квартиры над нами, когда я оборачивалась, выходя из подъезда, то видела тетю Машу за занавеской. И все совершенно бескорыстно, с бабушкой-то она не разговаривала. Хотя если бы ей попался какой-нибудь действительно стоящий материал, она, может быть, и поговорила бы.
Теперь тетя Маша Еманова совсем не та стала. Она ужасно уменьшилась. Прямо удивительно, что человек может так съёжиться. Теперь кажется, что даже если она ляжет на пол поперек крошечного коридорчика нашей типовой пятиэтажки, то еле-еле достанет головой и ногами до стен, левой и правой. Она ходит с палочкой и стала молчалива. Молчаливость эта, я думаю, от того, что у тети Маши был инсульт или что-то похожее. Чувствуется, что мысль у нее очень сильно опережает слова. Как-то у подъезда тетя Маша и дворничиха, не знаю, как ее зовут, обсуждали третью старушку, Гераськину. Тетя Маша могла бы многое сказать. Но сказала только - уж я-то всегда и огурцы солила, и помидоры!
Когда тетя Маша видит меня с младенцем, в глазах ее заметно неодобрение. Младенец не очень любит одеваться, не скрывает этого (а-я-яй, только не чепчик! о-ё-ёй, только не шапочка!), и иногда продолжает ругаться на улице. Как-то тетя Маша застукала нас перед подъездом. Она подошла и внушительно остановилась. Ее глаза сверкали торжеством. Она хотела сказать тысячу разных вещей, но сказала только:
- Приучила!
А потом добавила:
- Кошмар!
bakri: (Default)
Игорь (Ииигаааааарь) который день уже трезвый. К нему, похоже, бабушка приехала, ходит с ней гулять под ручку. Помог мне втащить коляску. Поговорил о погоде.
- В Японии вообще сорок градусов, - говорит, - Непонятно, как они там, тут и то загибаешься.
Но что-то вокруг него происходит. Какие-то неприятные люди, бегают, стоят перед подъездом, обсуждают взволнованно. В обсуждениях фигурирует кровища. Игорь же невозмутим и загадочен.
bakri: (Default)
Очень странная вещь - усталость. Странно, что она бывает не только от плохих, скучных вещей. Странно, что она бывает разная. Странно, что она бывает. Наверно, устать - не всегда плохо или стыдно.
Летом у нас в подвале жили мошки, много мошек. Они вылетали через отдушину под нашим окном и жили на внешнем подоконнике и стекле, если открывать окно - а было лето, лето - то они начинали жить на внутреннем подоконнике, стекле и занавесках. Я пылесосила их пылесосом. Неопасные, малоподвижные мошки - серебристые и с крылышками, похожие на моль, но не моль, неприятные, как и все мошки. Впрочем, еще из лучших.
Этой зимой у нас в подъезде пахнет то хлоркой, то гнилыми тряпками, последнее время - как раз гнилыми тряпками. Что-то там сдохло в этом подвале, за замком и опечатанной дверью, и уже очень хочется бросить туда спичку - ну не звонить же в ДЕЗ.
Наш дом снесут не раньше, чем через четыре года, поэтому мы увидим, как от этого района ничего не останется. И, через четыре года, если и правда снесут наш дом, совсем ничего не останется. От того дома, что был слева, не осталось даже пространства, как будто он не занимал места, как будто его там никогда не было. Там вроде жила девочка по имени Оля, с которой я как-то играла в песочнице и не могла понять - мальчик она или девочка. И жила Маринка, подруга Насти из второго подъезда. И какие-то старушки в цветастых халатах, их знала бабушка, старушек из зарослей шиповника, вечно игравших в карты во дворе за зеленым столом. Но никого не было, им бы и негде было всем поместиться, теперь там карусель еле-еле помещается. Вместо бабушкиного детского сада - какое-то безобразие с башенками, срубили кучу деревьев. Это, в общем-то, нормально, оно и всегда так, не проливать же слезы над магазином "Колобок", где была лучшая на свете мечниковская простокваша, в широких бутылках и с крышками в полосочку, а теперь какие-то мерзкие кухни, а простокваша же лучше. Лично моя проблема только в том, что лично у меня не останется ничего материального - вот вообще, потому что все умерли и ничего больше не будет, в смысле - только что-то другое.
bakri: (Default)
Вчера я проспала совсем сильно, и решила позавтракать. И даже включила себе к завтраку серию какого-то сериала - у меня всегда есть какое-то количество дурацких комедий и старых сериалов на случай войны. Позвонили в дверь, а я ела салат, искала свитер и смотрела "Дежурную аптеку". А времени было уже - ближе к одиннадцати. Наши часы, которые никто, конечно, не перевел, показывают ближе к двенадцати, от этого становится нечего терять.
У нас есть такой сосед - Игорь, на третьем этаже, в квартире над нами, с наколками и цепью, алкоголик и когда напивается, то забывает код, стучит в окно, и я, шаркая тапочками, сердобольно еду открывать. Так вот у этого Игоря - который по большей части пьян, плохо выговаривает слова, огромен, стозевен и лаяй - есть какая-то необъяснимая для меня привлекательность, выражающаяся в количестве дам вокруг него.
В дверь мне позвонила очередная дама, сказала, что у них сломался телефон и назвала меня "малыш". Я было подумала, что она спросит, есть ли дома кто из взрослых, но обошлось. Телефон я, конечно, дала, сама красила правый глаз, а она звонила - маме, подруге и некоему Максу.
Маме она очень трогательно рассказывала:
- Вот, да... Ну сходила в "Азбуку вкуса", да, купила там... Игорю... ну винограда, водки...
Как будто молока и хлеба.
Разговор с подругой я прослушала.
А разговор с Максом был очень таинственен. Что-то про разъезды и переезды, про три дня и пять дней, и что-то про Игоря, и что никто ей кроме Макса не нужен. Я слышала, потому что стояла уже в коридоре, надевала ботинки. На этой патетической ноте из-за двери раздался голос Игоря:
- С кем это ты там разговариваешь? - спросил Игорь.
- Это там Игорь что ли орет? - испуганно пробормотала она и повесила трубку.
За дверью стоял Игорь, облокотившись на косяк. Он, напротив, здоровается со мной очень подобострастно, говорит - здрасссссьте. Они побрели наверх, и от обоих страшно пахло перегаром.
А когда я уже выходила из дома, зазвонил телефон. Звонил этот самый Макс и хотел услышать эту самую девушку. Но я до такой степени прониклась тайностью интриги, что строго сказала:
- Тут таких нет. И никогда не было. И не звоните сюда больше.
Вместо того, чтобы объяснить - что соседка, да, не знаю, нет, ничего.

А сегодня она приходила снова, но раньше. И дверь ей открыл другой человек - А. или Б. И он дал ей позвонить буквально две минутки, а потом сказал, что все, он торопится.
А. или Б. в некоторых вопросах очень суров. Но справедлив, конечно.
bakri: (Default)
Мы были в гостях в воскресенье - в Балашихе, в новенькой семнадцатиэтажке, на шестнадцатом этаже. Оттуда такой вид, с этого шестнадцатого этажа - ух. С одной стороны - лес, и из него торчит поселок или даже город Железнодорожный, а с другой стороны - Москва с Останкинской башней.
В новенькой квартире с новенькой паркетной доской, кафелем в цветочек и эркером на кухне возникает такое ощущение, что построили коммунизм. Вот буквально только что. И каждая молодая семья теперь получает двухкомнатную квартиру на шестнадцатом этаже, а в каждой квартире - стандартный евроремонт и паркетная доска как у людей. И новоселье, и приходят гости, и весь стол уставлен салатиками с майонезиком, а потом - мясо по-французски. По рецепту. И с некоторым даже творчеством в виде шампиньонов.
И как будто это уже было даже где-то, я смутно помню, какой-то дом, какой-то этаж, третий или четвертый, сине-белый кафель, Раменки, куда мы так и не переехали, и ничего не было, но оно вот сейчас, салаты чуть ли не те же самые, я таких с тех пор и не ела.
А к семнадцатиэтажке прилагается пыльный лес с озером, а в озере - два пловца и утка, а в утке - смерть Кащеева, а меня как будто взяли в гости, и я путаюсь у всех под ногами, не знаю, что сказать.

Игорь

Jun. 20th, 2007 12:35 am
bakri: (Default)
На третьем этаже у нас живет чувак - такой осколок эпохи. Бритый, пьяный, с цепью, в спортивном костюме, без определенных занятий и со смутными разборками. Год назад он сломал ногу и ходил на костылях, что не мешало ему напиваться, забывать код от подъезда и стучать в наше окно - ближайшее к двери. В апреле он ходил с палочкой, а теперь окреп и все хорошо. Его зовут Игорь.
От радости (наверно) он стал общительным донельзя, и теперь все время торчит под окнами с друзьями и бутылками. Там еще есть такая девушка с оплывшим слегка лицом, не знаю, сколько ей лет. Я бы, наверно, сказала, что двадцать пять, но, с одной стороны, она выглядит гораздо старше меня, а с другой - несоизмеримо моложе, не знаю, сколько ей лет. Она несколько раз в день приходит под окна и орет:
- Игаааааарь!
Как раньше, как в детстве, я помню - толпа мальчишек (мне показалось - человек пятьдесят, мне было 3 года) собралась под нашим окном, у них был футбольный мяч и они орали. А бабушка выглянула и сказала:
- Сейчас водой оболью.
И они разбежались.
Вот и эта орет, как пятьдесят мальчишек:
- Игааааааарь!
А потом кричит, например, что ее в мусарню забирали, в мусарне была, ты что не знал?
И вчера ночью тоже:
- Игааааааарь!
А времени - часа два, наверно, или может, начало второго, я только легла, смотрю на занавески, не могу успокоиться, такое лето.
- Игааааааарь!
И думаю - ну вот чтоб тебя, тут же полно народу. И смутно сожалею об отсутствии какого-нибудь гипотетического бессонного и агрессивного человека, с перекошенным лицом, с плечами, не влезающими в дверь, мало ли кто у нас бывает.
Но тут - в ответ - кто-то выходит на балкон и начинает поливать ее матом - трехэтажным, пятиэтажным. У нее голос наглый и сиплый, спитой, а у него уверенный и противный, с эдакой ноткой, которая бывает только у людей, которые матом вообще разговаривают, но тут именно ругаются, с удовольствием. Она пыталась что-то отвечать, но с таким голосом вряд ли что можно поделать, только если очень яростно орать. И ушла, чуть-чуть попрепиравшись.
Не слышала такого мата с тех пор, как мы с Озеровой вздумали сесть на лавочку, и явился старичок и стал на нас кричать. Все продолжалось какое-то время - мы не хотим уходить, мы не хотим ругаться, он чуть ли не замахивается, и приходит молодой парень в прозрачной майке и тренировочных штанах, волочит за руку ребенка (а тот волочит машину на веревочке) и обкладывает старичка так, что у нас уши заложило (а мы - того, лингвисты). Удивляюсь всегда могучей силе языка.
bakri: (Default)
Позавчера в наш подъезд заходили две девушки (а я видела их в окно). Одна держала полутралитровую бутылку джина с тоником и говорила:
- Да, да, печенье с молоком - это очень вкусно!
А потом они звонили к нам в дверь и просили штопор.
bakri: (Default)
Сегодня таракана видела я. По законам жанра, он дождался момента моей полной расслабленности, и тогда уже вынырнул из-под крышки. Огромный (как мексиканский!) жирный таракан, и убежал за плиту. Поэтому картошку чистила С., а я пока боялась и мыла помидоры в ванной.
А дорогой друг ни разу не видел тараканов. Можно было бы считать их призраками, являющимися только хозяевам - в силу давно наложенного проклятия. Чортов реализм. Я гораздо меньше боюсь призраков, чем тараканов.
bakri: (Default)
Утро сегодня началось с того, что некто - А. или Б. - встретил на кухне таракана. Не знаю, помахали ли они друг другу ручками - я, к счастью, не видела.
История моих взаимоотношений с тараканами уходит корнями в. Общаться с ними я начала с раннего детства, фактически, сколько помню себя, столько помню и тараканов. Когда мне было года три, я сидела в своей комнате и вырезала что-то, а мимо пробегал таракан. Я завизжала так, что мама прибежала из соседней комнаты (где она надеялась от меня отдохнуть, надо думать), даже не надев тапок. А ведь это был мирный таракан, не из тех, которые падают неожиданно прямо на тебя.
Потом мы переехали в обестараканенную квартиру, но прожили там очень и очень недолго. Судьба вела меня к новым тараканам.
На следующей квартире лидирующие позиции занимали клопы. Тараканы тоже имелись. Клопы - на укусы которых у меня аллергия - нападали ночью. Родители отодвигали мою кровать от стен и отгибали простыню, но клопы пикировали с потолка.
Тараканы, проживающие в ГЗ МГУ, - это венец творения. Они летают, не тонут в воде, презрительно поплевывают на все отравы, а если умирают, то только по неосторожности, заблудившись в стопках книг. Те, в чьем блоке жили мы, особенно любили тусоваться в ванной. Поэтому если хотелось помыться, приходилось сначала включать горячую воду и уходить на полчаса, за это время они обычно отползали.
В этой квартире никогда - никогда-никогда - не было тараканов. Одно время были муравьи, но съехали.
И вот сегодня вечером я, оказавшись случайно рядом с метро Университет, решила пойти домой пешком. Исключительно потому что весна, а по пути может встретиться магазин с проволокой. Но наблюдая, как замедляются шаги по мере приближения к дому, я задумалась. Может, мне просто туда не хочется? Ни А., ни Б. дома нет, а таракан вполне может быть. Домой я, конечно, пошла сразу, только подумав эту мысль, но за последние метры таракан раздулся и занял всю квартиру.
Трагизм же ситуации заключается в том, что мне двадцать пять лет.
bakri: (sleeping)
когда я уже засыпала, за окном послышались мужские голоса. Тут надо сделать пояснение – мы живем на первом этаже пятиэтажки, поэтому все, кто ходят под окнами, - фактически наши гости.
Мужские голоса вели крайне оживленный разговор, в котором преобладало слово «блядь». По моим сонным прикидкам – составляло 100% разговора. Потом донеслись пояснения – «экономика, блядь» и «PhD, блядь». Потом я заснула.
Все-таки культурный уровень очень возрос. Раньше единственное, что можно было услышать ночью через картонную дверь, бумажную стену и символическое окно, - это песня «если к дверям не подходят ключи, вышиби двери плечом», а моя картонная дверь вышибается просто щелчком, так что я нервничала. Ну и разнообразный трехэтажный мат, конечно.
bakri: (Default)
Напротив нашего окна стоит береза. Она и раньше тут стояла, когда я была маленькой - двадцать лет назад. И тогда была довольно толстой, мне кажется, сантиметров тридцать в диаметре, а может, тридцать пять. Сейчас. Тогда была сирень и что-то еще, но все исчезло, а бабушка говорила - соседка со второго этажа, тетя Маша Еманова, все посрубала, потому что ей - темно. Я тогда не представляла, как это можно все посрубать перед общим домом, и вообще, разве тут может быть светло - деревья. Но береза осталась. На ней раньше был потемневший скворешник, как раз на уровне второго этажа, даже чуть выше. В нем никогда не жили никакие скворцы, но кому это пришло в голову подставлять лестницу и отрывать скворешник? Очень странно - отрывать скворешник. Бабушка говорила, что этот скворешник прибил дедушка, и тогда, когда мой дядя был маленьким.
Береза толще под скворешником и над ним, я потому и вспомнила, что он раньше там был. И, уж наверно, тогда она была тоньше на этот сантиметр.
bakri: (Default)
Пожар произвел интересные последствия. Три дня не работали телефоны в нашем подъезде, а я, не интересующаяся телефонами соседей, обвиняла во всем нашего Спарщика - уехал, дескать, на выходные, и трубку плохо положил, зараза.
Но сегодня пришли бравые монтеры и, браво матерясь, воткнули нужные провода. Некоторые нужные провода, как потом вяснилось, они воткнули в ненужные места, в частности, перепутали провода наши и Спарщика, так что теперь мы стали счастливыми обладателями его телефонного номера, а он - счастливым обладателем нашего.
Обоюдные заложники, я очень надеюсь, что он не станет звонить в Австралию, потому что я в это время (точнее, как только он положит трубку) могу начать звонить в Новую Зеландию.

Пожар

May. 22nd, 2006 12:38 pm
bakri: (Default)
В пятницу мы пришли домой поздно, в начале второго мы пришли домой в пятницу, метро буквально захлопнулось за нашими спинами (У меня, кстати, по поводу метро есть собственное тайное знание, не знаю, насколько оно соответствует реальному положению вещей - говорят, что последние официальные поезда отходят с конечных радиальных в час семнадцать, и едут, едут. Когда-то мамина знакомая портниха шила мне выпускное платье, и никак не могла сделать выточки на одном уровне - получалось как в сказке про лису и медвежат. Жила портниха на Бабушкинской, и по пути к ней сквозь бабушкинские буераки моя босоножка переломилась пополам, и часть подошвы вместе с каблуком сгинула в поросшем травой овраге неподалеку от какой-то вроде поликлиники. Так что в начале второго мы с мамой только подходили в метро Бабушкинская, я, ступая носком правой ноги, остаток туфли на котором держался при помощи резиночки (очень удобная конструкция), и мама, держа мое платье с вытачками. Натурально, в час семнадцать, мы и уехали с этой Бабушкинской, и доехали до Таганки, без всяких проблем. Но это летом, когда жизнь проще, а зимой, помню, в какой-то момент бывает поезд, на котором едут рабочие в оранжевых жилетках.), так вот, когда мы пришли домой в пятницу, в подъезде обнаружилось неладное. Неладное заключалось сначала в том, что дверь в подъезд была открыта и заложена веником, а кругом витал запах, напоминающий смену батарей, сварку и асбест. Дальше стали видны закопченые стены и потолок и паленые перила, короче, пока нас не было, у нас в подвале случился пожар, самый что ни на есть натуральный, а мы, как обычно, все пропустили. Обозрев его следы, мы пошли спать, а утром кто-то звонил в дверь, и громко обсуждал на лестнице бумагу и окурки на три голоса, но мы спали и не интересовались окружающим.
С пожарами всегда так.
Когда мне было девять лет, мы снимали дачу в поселке Валентиновка, на улице Пашенной, и по соседству была дача, про которую было известно, что это дача Ефремова, а рядом с этой дачей был еще один дом, который и сгорел. Он горел ночью, сильно и весело горел, практически дотла, стрелял шиферной крышей, наш участок поливали водой, и сосдений тоже, и все взрослые прекрасно, надо думать, развлеклись. Но никто и не подумал разбудить меня, поэтому я спала и не слышала криков, шума, шиферных выстрелов и прочего. С утра было очень обидно.

Profile

bakri: (Default)
bakri

December 2011

S M T W T F S
    123
4567 8910
111213 1415 1617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 01:58 am
Powered by Dreamwidth Studios