bakri: (swing)
Домой есть три пути – на троллейбусе до Октябрьской, на троллейбусе от Университета и целиком на метро. Последний – надежный. Первый и второй – быстрее, если повезет.

Когда в те две минуты, что я обхожу павильон метро «Парк Культуры», вглядываясь в Садовое кольцо, троллейбуса нет, я иду в метро. Я не умею ждать троллейбусов. На Университете их ждать не надо, надо выбрать.

И вот я сажусь в троллейбус, еду домой, начало десятого, и в это время какой-то мудак едет по Ленинскому, и Ленинский перекрыт, и я стою в углу троллейбуса – в левом заднем углу, окна в троллейбусе запотели, я готова пожелать кому-нибудь смерти.

Через две геологические эпохи мы переезжаем через Ленинский – и с нами две скорые - и сразу останавливаемся на остановке. Заходит высокий старик, неприятный и недовольный.

Он говорит:
- Тьфу, блин... Что, и тут мокро? Опять вода? Вот тут вроде нет.

Садится. Двери закрываются и металлическая женщина произносит: троллейбус следует в парк.

Он говорит:
- Как в парк? Ах, сссука! Не было предупреждения! Не было надписи! Сссука.

Кто-то отвечает ему миролюбиво: да там была картоночка такая.

Он говорит:
- Не было! На лобовом стекле не было! Не было написано, в парк. Ну ладно, а мы пересядем, чего делать, пересядем.

Окна запотели, я не вижу, какая остановка. Подхожу к дверям, там Черемушкинский рынок. Я остаюсь стоять – прямо рядом с ним.

Он говорит:
- С вами все в порядке, мадам, э? Нормально... Обманываете. Опять обманываете! Что - старик, что пристал? Совсем офигел, старик... А я же вижу, что ненормально. Обманываете.

Я прибавляю звук в плеере.

- Что, обидел, ггад? Сссука, обидел? Да, они совсем гады, офигели, от них только боль... Только боль и страдания несут... женскому роду...

Я убавляю звук в плеере, достаю телефон и начинаю записывать.

Он замолкает.

Я выхожу на следующей остановке, и он говорит мне вслед:
- Держитесь.
bakri: (swing)
Дача у нас находится в закрытой зоне. Там останавливается мало электричек – хотя в этом году больше, чем в прошлом, чувствую, мне надо как-то выразить благодарность за это. Чтобы проехать на машине, нужен пропуск. Без пропуска тоже можно, но в объезд, через Тарасовку. Надо знать пути.

Так устроено потому, что у нас там – канал. С водой. Он течет сначала открыто, а потом в трубе под насыпью. На насыпи стоят водонапорные башни. Рядом с ними живут овчарки и ходят автоматчики. Я опять учу английский и делаю много упражнений, это изрядно повлияло на мой неповторимый стиль.

Обычные дачные поселки делятся на две половины железной дорогой. И жители дачных поселков плохо представляют себе, что там, за железной дорогой. Там другой мир. Там находятся секретные институты, закапывают клады и летают инопланетяне. Жители поселка с другой стороны от железки смутно об этом догадываются. Самые старшие и смелые из них припоминают, как в молодости они бывали там и что-то такое видели. Но все теряется. Еще дети иногда бывают за железной дорогой, особенно те дети, что с велосипедами. Но они никому ничего не рассказывают, потому что им туда нельзя. За железной дорогой – это «там, далеко. За железной дорогой».

Наш дачный поселок делится на части не только железкой, но еще и каналом. И получившиеся четверти – бесконечные, как и все четверти – обладают теми же свойствами, что и половины. За железкой далеко и за каналом далеко.

С нашей стороны от железки и по другую сторону канала находится самая старая часть поселка. Она называется – неофициально – «поселок старых большевиков». Там есть проспект Старых большевиков, и все положенные улицы, например, Тухаческого, Куйбышева, Карбышева и Блюхера. Там огромные участки, и не на всех еще построены новые дома. На проспекте Старых большевиков есть магазин – обычный такой дачный магазин. Там продаются продукты, а также – моющие средства, много водки и зубные щетки, и что еще нужно на даче. Уникальность этого магазина состоит в том, что он довольно-таки далеко от станции. В дачных поселках так почти никогда не бывает. Тайный такой магазин.

С нашей стороны от канала и по другую сторону железки – средняя часть поселка. Помоложе старой и постарше нашей. Там дачи, дачи, и тоже есть магазин. Но уже обычный – недалеко от станции, рядом с переездом. Через канал от них – немного леса, заросший пруд, пансионат. А у нас новые улицы, высоковольтная линия и коттеджи. Маленькие участки, зато дома примерно такого же размера. Хорошие, годные, кирпичные дома.

Нам ближе идти в тот магазин, который за каналом, на Старых большевиках. Нам надо перейти через канал, пройти по улице Свободы и повернуть на проспект Старых большевиков. Всей дороги – минут на десять. Люди, с которыми Леша знакомится по пути – Леша очень много с кем знакомится по пути, особенно любит поболтать с младенцами в колясках, их мамами и велосипедистами – все люди считают, что мы тут и живем, на улице Свободы. Когда оказывается, что мы живем за каналом, они страшно удивляются. Они говорят: «Как далеко вы гуляете!». И начинают расспрашивать о том, как там, за каналом.
- А у вас ведь еще один магазин есть, да? – спрашивают они.
- Ну да, но нам до этого ближе.
Люди из поселка явно не верят. Некоторые верят, но все-таки сомневаются. Они спрашивают, нужен ли пропуск, чтобы к нам проехать, и до какой станции мы едем на электричке, и дорогая ли земля, и чуть ли не как у нас там погода.

Мне никак не удается убедить их, что от того места, где мы живем, до того места, где мы сейчас с ними разговариваем – пять минут пешком. Надо пройти по улице Свободы до конца и перейти через канал. Но это как будто другая вселенная. Самые активные знают про мостик через канаву, а дальше все теряется в тумане. Там зона и колючая проволока, ведьмин студень, веселые призраки. И мы с Лешей – пришельцы из других миров. Зачем-то еще прикидываемся гуманоидами.
bakri: (Default)
Мало что не люблю так, как гулять с ребеночком. Три года назад эта мысль была для меня абсолютно дикой, и два года назад - тоже, но по-другому. Тогда я, одурев от бесконечных одиноких прохаживаний туда и сюда с коляской, очень, наоборот, стремилась к жизни и детским площадкам, потому что жизнь находится именно там. Дети, родители, разговаривают, жизнь. Сейчас на детских площадках меня бесит решительно все. Особенно - дети, родители и разговаривают.

Сегодня Леша подошел к качелям - там какая-то блондинка качала своего сопливого и кашляющего ребеночка. Впрочем, что он сопливый и кашляет, проявилось несколько потом. Одного ребеночка она качала на качелях, а другой, постарше, в этот самый момент хотел качаться на других качелях, в совсем другом углу площадки. У блондинки была проблема. Поэтому она сказала мне.
- Леша, покачаться хочешь? А вы знаете, он всегда так близко к качелям подходит! И все подходит и подходит, пока только взрослый не заметит и не скажет ему. Леша, покачаться хочешь? Ну садись рядышком. Покачаете их?
Я, конечно, покачала, и как раз в процессе выяснилось, что другой мальчик - в клевом, кстати, зеленом шотландском берете - соплив по самые уши и кашляет изо все сил.

Непонятно, как сочетается эта женщина с этим беретом.

Потом приперся другой мальчик и тоже возжаждал качаться, полез на качели третьим. И его мама снова пришла, стала нравоучать и ругаться, мы с Лешкой быстренько свалили на другие качели, но поздно, поздно, она все равно стянула своих детей с качелей и потащила домой.

Рядом с песочницей тем временем дети постарше нашли дохлого голубя, и один стал пинать его в кусты и бить палочкой, а его мама стала визжать:
- Аааа, не трогай! Он же больной, заразный!
А мальчик говорил:
- Аааа, так тебе и надо, проклятая ворона!
А другой мальчик очень расстроился и говорил:
- Аааа, почему так и надо, почему ты его так?
А другая мама говорила:
- Это не ворона, это голубь, его, наверно, кошка съела.
Первый мальчик отвечал:
- А вот у меня ворона игрушку утащила и не вернула!
А второй кричал:
- А вот если бы, например, твою маму убили, тебе бы приятно было?

А также на детской площадке гуляли большие, гигантские дети, лет по тринадцать. К ним явился Игорь - чувак из нашего подъезда с феноменально запутанной жизнью - выловил безошибочно одну девочку, отвел ее в сторонку и сказал:
- Уже второй день ты кидаешь камнями в нашу дверь!
Надо тут сказать, что тетя Нина, наша соседка слева, сегодня очень кричала и ругалась и спрашивала у меня - не видела ли я, как кто-то кидается камнями в дверь нашего подъезда, какие-то дети. И даже пожаловалась старшей по дому. И сразу же явился убедительный Игорь, Игорь с татуировкой на шее, и девочка бормотала что-то оправдывающееся, и, мне кажется, она больше не будет.

А потом Игорь сел на лавочку и сказал:
- Ну надо же, какой большой стал.
И я сказала:
- Ну да, вырос.
bakri: (Default)
В греческом дюти-фри стоял мужик с полной корзинкой жестянок с оливковым маслом. Он застенчиво гнусавил:
- Это вот Вовану взял, это Витьку... Ну и себе...
Его собеседник покивал вдумчиво, пошел и взял тоже две жестянки.

Я совершенно не хочу сказать, что если человека зовут Вован, то ему уже не нужно оливковое масло.
bakri: (Default)
тут в метро пожилую женщину. Она вся была в оранжевом и бежевом. На голове - оранжевый платок, завязанный не под подбородком, а сзади. Бежевый костюм - что-то типа трикотажного пиджака и длинная юбка. Из под длинной юбки сантиметров на десять торчала нижняя юбка, тоже бежевая, но с зеленоватым отливом, полиняла, наверно. Сапоги у нее были темно-бежевые, почти коричневые, невысокие, полусапожки это называется. И оранжевая куртка, завязанная вокруг пояса. И в руках - сумочка (бежевая) и еще что-то оранжевое, я не поняла что. Похожее на дубинку. Может, веер?
Грань, конечно, пройдена. Буквально капельку. Тем не менее, все в целом совершенно прекрасно.

А еще видела - довольно молодой мужчина держал на руках спящего мальчика. Лет трех с половиной и довольно увесистого. Он, этот мальчик, был в зеленом комбинезоне и зеленой шапочке, а может, в капюшоне, я уже не помню. В общем, цвет - зеленый. Они выходили на Академической, и мужчина встал заранее, пока поезд еще ехал, и держал мальчика, как будто не тяжело, смотрел ему в лицо. Потом поезд наконец остановился, они вышли, и следом за ними вышла молодая женщина, она несла девочку. Чуть поменьше, но тоже довольно увесистую, тоже в задраенном комбинезоне, шапочка, капюшон, ботинки. Цвет - розовый.
Они прошли по платформе, поднялись на несколько ступенек и дальше на эскалаторе.
bakri: (Default)
Видела сегодня девушку в колготах. В плотных красно-коричневых колготах, слегка блестящих. Сверху у нее был белый свитер до середины попы и какая-то куртка. А в руках она несла большую сумку и пакет, мне показалось почему-то, что у нее там юбка. Мало ли, чтобы не помялась. Хотя вряд ли, конечно.
Она тоже шла через Крымский мост и немного обогнала сначала меня, а потом пятерых мужчин передо мной. Четверо были в военной форме, а пятый в брюках в полосочку и черной куртке. Они шли все в ряд, Крымский мост, наверно, последнее место в Москве, где можно идти по тротуару впятером в ряд. Поэтому обогнать их было довольно сложно - я знаю, потому что мне потом тоже пришлось это сделать. Кажется, что они быстро идут, а когда подходишь ближе оказывается - медленно. И обогнать их сразу нельзя, потому что они занимают весь тротуар. На самом деле, там бы еще шестой влез, но и впятером тоже можно. Когда девушка наконец обогнала их, то двое мужчин резко ускорили шаг, еще двое повернули головы, а пятый посмотрел в другую сторону. Потом они пошли как прежде, но с вытянутыми шеями.

Кофе

Feb. 28th, 2011 05:08 pm
bakri: (Default)
У нас на работе сломался кофейный аппарат. И вот, сегодня его чинит прекрасная девушка - в платье, кольцах и с ногтями.
Первые два часа она копалась внутри аппарата довольно бодро, а какой-то чувак из службы эксплуатации заинтересованно клубился рядом и пытался общаться.
Потом ее движения замедлились, а лицо чувака стало приобретать все более унылый вид.
Сейчас прошло часа четыре. Она монотонно пытается наливать кофе. Чувак отполз в дальний угол и печально сидит на стуле.
Душераздирающая картина.
bakri: (Default)
В школе уроки начинались в 8.30, и где-то в 8.15 я выходила из дому и шла по переулку. Примерно в это же время начинались и заканчивались смены на международной телефонной станции, и мне навстречу шли тетеньки на работу, шли и разговаривали. И разговоры все были про мужей и колбасу. А сейчас я иду с работы по другому переулку - в разное время, и куча людей идет с работы, и разговоры все - то сервант лег, то доступ нужен, то фид какой-нибудь. И такое ощущение, что ничего не поменялось, вообще, хотя где тот фид и где та колбаса, и мне не восемь лет, а двадцать девять, но никакой на самом деле разницы.
bakri: (Default)
Сегодня "Спартак" играл с "Челси". Я догадалась, когда вошла вечером в метро "Парк Культуры" - там было тихо-тихо и как-то просторно. Перед выходом с эскалатора стояли чуваки в бронежилетах и таких шлемах, будто играют в космонавтов. Человек двадцать, стояли в виде коридора. И все, кто сходил с эскалатора, тихо-тихо шли по этому коридору.
Я поехала вниз и по пути догадалась. Эскалатор наверх был битком набит фанатами "Спартака". В шарфиках такие. Опухшие и с мешками под глазами. Они орали, махали руками и кидались бутылками. Обычные люди смотрели с любопытством, как на явление природы.
Внизу толпа медленно-медленно ползла к эскалатору. На "Парке Культуры" когда много людей, они выстраиваются в шеренгу длинной в две трети так называемого "зала" и движутся со скоростью примерно метр в полминуты. Так они и делали, и при этом орали "Спартак вперед". Ну я не знаю, это как вышивать крестиком и орать то же самое.
Вот странно, когда смотришь на такую толпу, она состоит из дегенератов, сплошь. Ни одного человеческого лица. При этом понимаешь, что если встретить их по отдельности, они совершенно необязательно покажутся такими. Когда садилась в поезд, из него как раз вышел отдельный чувак в шарфике. Вполне нормальный на вид. Пошел к эскалатору, где превратится - -
bakri: (Default)
Не припомню такого бесконечного лета, хотя, конечно, были. Вот когда мне было три года, то лето – это была одна шестая моей жизни, оно должно было быть длиннее. Или еще как-то помню – все лето на даче, мне лет одиннадцать. Хотелось выть. В последнее же время лета так и летят, как семечки, хотя семечки и не летают. Это лето бесконечное и вечное, кажется, оно никогда не кончится.

Сначала меня накрыло из-за пожаров, потому что я живу с ребеночком на даче, езжу в электричке, работаю, и никому никак не помогаю. Потом меня накрыло из-за дыма – потому что как же так, такой дым, надо ребеночка спасать. Если обладать быстрой реакцией и некоторым даром предвиденья, можно было бы уехать в пятницу, а сейчас не получится, если только во вторник. Но как же — — В общем, чего делать – по-прежнему не очень понятно. Патовая ситуация, нет решения.

Мы закрыли окна в пятницу утром, и в целом было ничего себе. Входная дверь напоминала дверцу духовки – открываешь, а там горячий ветер и дым. Конечно же, у всех у нас никогда не бывает дыма из духовки, но, думаю, представить себе можно. Я ходила в магазин в поселке – потому что именно к пятнице у нас кончилась вся еда. На дороге машину было видно за пятьдесят метров, но только если у нее включены фары. А если не включены, то и не видно. И очень тихо было на улице, и почти никого не было. На одном участке женщина что-то делала, а мужчина перегнулся через забор, и они разговаривали совершенно не о погоде, а на какую-то такую мирную тему, о камнях что ли в почках. А еще на одном участке работало радио. Ближе к магазину я стала встречать больше народа, и все они были в респираторах. А я – кстати – я была в мокром платке на лице. Атмосфера располагала к появлению кого-нибудь в противогазе, но нет, нет. Впрочем, это не значит, что его не было, я все-таки быстро сходила, туда, сюда.

Сегодня уже по-другому. Окна мы приоткрыли еще ночью, а потом я все утро выглядывала и не понимала, то ли становится лучше, то ли я пытаюсь себя в этом убедить. На участке сложно понять, а вот на дороге машину видно было метров за триста точно. Днем уже почти было видно переезд. Мы с Лешей поливали газон и отлично провели время. Леша иногда случайно поливал меня, и у него становилось такое лицо – ну, он не хотел этого делать, но результатом скорее доволен. А потом пошли с ним в магазин. Там, в магазине, совершенно другая обстановка была, чем вчера. Никаких респираторов, сплошные дачники. Какие-то были чуваки – лет, может, по пятнадцать. А может, и все шестнадцать. Прикольные. В шортиках. Один в шляпе, другой с бакенбардами. Двое с фенечками. Вид идиотский, но прикольный, правда. Там было пять мальчиков и одна девочка, мальчики выглядели лет на пятнадцать-шестнадцать и слегка смахивали на хоббитов, а девочка ни насколько не выглядела и ни на кого не смахивала. Меня-то это не спасет, я помню, как я выглядела в шестнадцать лет. Хорошо, хоть сейчас не так.

Ну так вот. Что делать – все еще непонятно. Еще завтра…
bakri: (Default)
Она кричит - пирожки, беляши горячие, сосиски в тесте! Как будто зовет.
bakri: (Default)
День сегодня начался со свадьбы - прямо в нашем подъезде. Ни жениха, ни невесту не знаю, первый раз видела. Наверно, они специально приехали к нам в подъезд, пожениться. Сначала приехали три машины с белыми ленточками, потом рядом с ними тусовались подружки - такие, в платьях и на каблуках. Мы с А. или Б. добросовестно прилипли к окнам. Наша квартира устроена таким образом, что все происходящее перед домой происходит как бы прямо в ней.

В метро видела маму с дочкой, дочке лет пятнадцать. Ужасно красивая, с ужасно длинными ногами, шеей, волосами и вообще всем. В платье в цветочек. А мама - в голубой рубашке.

Еще видела человека, прикольного и неприкольного одновременно. У него были волосы как у индейца и ужасная синяя бейсболка. Круглые блестящие очки и толстая цепь на шее. Удобный черный рюкзак и завязанная на нем георгиевская ленточка. И так далее.

Еще видела женщину, которая в профиль выглядит лет на десять старше, чем в анфас. Это ужасно грустно, с одной стороны, а с другой - хорошо. Не расстраивается. Ее спутник выглядел существенно младше - с любого ракурса, и смотрел влюбленными глазами.

Еще видела как молодой человек вбежал в вагон, постоял немного и плюхнулся на свободное место. Рядом со свободным местом стояла девушка в красной майке, напротив - женщина с сумкой, неподалеку - мужик в очках, чуть подальше - женщина в красной рубашке. У них у всех была возможность сесть, и они не сели, но на молодого человека посмотрели с осуждением.

Это какая-то все была жизнь.

Жизнь происходит почти всегда, но почему-то не всегда ее столько увидишь. Москва давно уже перестала быть городом, по крайней мере - городом, где можно жить. Это какое-то бешеное пересечение разных миров, и никогда не знаешь заранее, где окажешься. Иной раз идешь, смотришь - кругом одни фрики. Одних женщин с красно-фиолетовыми волосами человек пять прошло. Это значит - оказался в таком специальном пространстве. И вот я, пока иду домой с работы, еду из высокотехнологичного офиса в свой рабочий пятиэтажный район, проезжаю таких пространств несколько десятков. Но не везде жизнь.
bakri: (Default)
А. или Б. - какой-то человек, в общем, - уехал в Киров, хотел выспаться в поезде, но у него оказались соседи - мама, папа и дочка, двух с половиной где-то лет. А. или Б. до часу ночи радовал меня смсками типа:

Будешь такое ням-ням?

Доч, ну не надо так делать, сейчас папа тебе даст по жопе.

Никакого пива ты че. Я тебе попью сейчас пива.
. (Это, может, и не девочке было, не знаю, я в недоумении).

Ей просто завтра надо дать по сраке один раз! Чтобы шелковая ходила.

Написяешь на кровати, получишь по сраке. Поняла меня? Ты меня поняла?

Пойдем, мама расскажет тебе про ко-ко. Ты мой сладкий человечек.


А я его в ответ радовала футболом, ноль-ноль писала, или - красная карточка лодейро (или кто там).

В остальном же - съездили с Лешей на дачу. Очень упоительно ездить в метро с маленьким мальчиком, рюкзаком и коляской. В метро - переходы, то есть - лестницы. Рюкзак весит - ну, килограмм пять. (Маленький мальчик вырос, и я вообще почти ничего не взяла, правда, кашель, так что понадобились лекарства в бутылочках). Сам маленький мальчик весит килограмм пятнадцать, я считаю. И еще коляска, пять двести. Ну и вот, переходы, значит, а еще - эскалатор, транспортное средство повышенной опасности. Это значит - коляску сложить и повесить на плечо, а мальчика взять на руки. Такие дела. Но мы, в общем, доехали, туда и обратно. Туууда-сюууда, как говорит Леша.

Лето

Jun. 5th, 2010 03:25 pm
bakri: (Default)
Такой был длинный май, что кажется, будто давно уже лето, а не то что пятое июня.
Такой ветер на улице и солнце, что кажется, будто море где-то там, за деревьями. И еще песок повсюду, точно, море.
Черешня подешевела за неделю почти в два раза. Неделя прошла как не бывало. За эту неделю началось лето, я помню, ехала в такси ночью, и по радио сказали, что началось.

А вчера я ехала в метро, и ко мне подошла невысокая женщина с бородой и сказала -
- Чего уставилась, чего смотришь, уставилась, чего смотришь, дууууура -
без особого выражения и без особых интонаций. Я ее до этого не видела, и мне стало так смешно от этого "дууууура", что я улыбнулась. Очень стыдно - никаких поводов улыбаться там не было. Девушка, которая была с этой женщиной, быстро-быстро заговорила -
- Никто на тебя не смотрит, успокойся, никто не смотрит, успокойся, успокойся.
Они вышли на Шаболовской.

Когда кладу Лешу спать, еще светло, и очень хочется на улицу. У него режутся зубы, и он засыпает медленно. Час он засыпает. Я сначала пою песенки, а потом просто лежу рядом. Решаю задачу. Вчера была про мышей в трубе - вот, допустим, есть труба длиной сто метров, и там мыши. Неважно где, где угодно, сто мышей. Потом их напугали и они все побежали - либо направо, либо налево, всего две стороны. Бегут со скоростью метр в секунду. Если две мыши встречаются, то сразу разворачиваются и бегут в противоположные стороны. За какое максимальное время все мыши выпадут из трубы? Выпадают они, если оказываются у края.
Я нашла правильный ответ, но не смогла доказать. Дууууура.
bakri: (Default)
Гуляли сегодня с Лешей. На коляске. Проехали по скверу, по тропинке мимо школы, приехали на детскую площадку - там такая есть горка, с одной стороны - обычная горка, с другой стороны - труба. Леша хотел проехаться в трубе, но заябоялся, в результате съехал, и не понравилось.

Там играли девочки, на этой детской площадке, - лет десяти-одиннадцати, мне кажется, но я очень плохо разбираюсь в возрасте детей после года и девяти месяцев. Они кидали друг другу теннисные мячики. Три девочки отдельно и две девочки отдельно. У тех девочек, которые две, были деревяшки, они их называли битами. Когда мы приехали, они просто перекрикивались, а потом одна крикнула, что что-то пиздато, и все вспомнили, что надо материться. И стали. А одна все время говорила - ой, i am so sorry - это когда совсем плохо кидала.
Потом мы с Лешей приехали на другую детскую площадку, и там Леша лазил по всяким лесенкам и аркам, и ходил по доскам, которые болтаются на цепочках, правда тут он держался за меня.

Потом сходили в магазин, и по пути обратно совершенно убедились в том, что нецензурная лексика перестала быть нецензурной. Грудные дети, может, и не ругаются, но просто потому что они вообще не умеют разговаривать. А все остальные - ругаются.

И когда вечером я клала Лешу спать, под окном как раз Игорь пил пиво с каким-то своим друганом. Игорь он не очень разговаривает, а вот друган ругался так, как я давно не слышала. Эти девочки с теннисными мячиками, небось, записывали бы каждое слово. Но Леша все равно заснул.

А потом я ходила в магазин. Мне идти через детскую площадку, а потом по дорожке - справа дом, слева газон. На газоне - деревья. Рядом с одним колупался какой-то мужик, что-то непонятное делал. Я посмотрела и пошла дальше, а когда возвращалась обратно, он как раз шел мне навстречу. Я свернула на другую тропинку - посмотреть, что там с деревом. Он перерезал ему кору - кругом.

Я подумала - вот блин сука, и ведь прошел мимо, и ничего я ему не сделала. И побежала обратно, но его уже не было. Стала возвращаться - и увидела его, рядом с домом. Там такие есть дома, раньше их называли башнями. Девятиэтажки - а район весь пятиэтажный. Сейчас-то конечно смешно их называть башнями, но тем не менее.
Я подбежала к мужику - ему лет за шестьдесят, и весь в опилках - и говорю ему очень злобно:
- Что вы сейчас делали с деревом? И какого черта?

А он остановился и отвечает:
- Сейчас я вам объясню.
И дальше, если вкратце:
- Мы пять или шесть лет страдаем от этого дерева. Оно заражено тополиной молью. Наши женщины его уже и солью поливали - никакого эффекта. И неоднократные мои обращения не возымели действия. От тополиной моли нет средства. Я выходил в интернет - нет средства. Она откладывает яйца в листья, по двадцать-тридцать штук в каждый лист, бомбы. А сейчас они в коре, ждут, когда листья будут. А у нас - видите, форточек нет. Нет форточек. Не понимаю, что они едят. Вот сейчас уже - несколько штук летает. Шерсть не едят и фрукты. Вокруг абажура летают, на свет, и к экрану телевизора. Пять или шесть деревьев тут заражено. Вот это, вот там большое дерево на углу, там еще два дерева, на детской площадке. Но те все дальше. К нам именно с этого летят. Я за ним наблюдал. Пять или шесть лет уже страдаем, никакого спасения нет.

Ну и вот. В общем, я не проломила ему голову бутылкой, а извинилась и пошла домой.
bakri: (Default)
Спускаются по лестнице - наверно, в гости к кому-то приходили, тут столько квартир сдается и все живут по недолго, не разглядишь, только один прекрасный человек уже тринадцать лет снимает, еще бабушку мою помнит, где-то высоко снимает, на четвертом этаже или на пятом, нам, жителям первого, все равно - спускаются по лестнице, он поет:
- Ты отказала мне два раза, не хочу сказала, ты вот такая вот зараза...
А она говорит:
- Я эту песню когда-то пять раз слышала, у меня знакомый мужчина был, так это у него единственная тема в жизни была, кто ему не дал.
Он говорит:
- Иди, иди давай, ладно.
bakri: (Default)
Разговаривали сегодня с человеком, а он деревянный. Как барабан. Бум, бум.
Д. говорит - жесть.
Ну да, жестяной. Как барабан.

Эмо

Oct. 13th, 2009 01:29 pm
bakri: (Default)
Видела сегодня в метро молодого человека в модном свитере - черный, с серыми орнаментами, с белыми крестиками и ноликами, с розовыми галочками и черепушками. Стрижка у него была такая - спереди по горшок, а сзади подлиннее. Но не спасало. Тяжело быть эмо с такой широкой рязанской физиономией.
bakri: (Default)
Лешина няня - Лена - очень боится, что А. от меня уйдет. Давно бы стоило это сделать. Я никогда не глажу Б. рубашек, никогда-никогда. Собственно я почти ничего не глажу - бывает, юбку себе, через пять минут после того, как мне следовало бы выйти. Дома у нас бардак. Пока мы жили на даче, я еще и не готовила. Когда А. идет на работу, не причесавшись, в глазах у Лены - ужас. Б.-то что - Лена считает, если кто идет на работу, не причесавшись, то это вина того, кто должен бы гладить рубашки. Так что Лена не понимает, почему А. до сих пор здесь.
Что касается наоборот, то тут все в порядке. Лена считает, что обязанность мужчины - обеспечивать жену драгоценностями, нарядами и вообще всем. Драгоценностей у меня нет, зато в избытке бусиков. Драгоценность - это то, что ты носишь на шее, а не что-нибудь еще. Мысль о том, что я могу сама себе заработать на бусики, так же как А. может сам себе погладить рубашку, существует где-то в другой вселенной.
Эта Ленина тревога уже стала практически осязаемой. Она висит в воздухе. Лена пытается что-то сделать. Она сама гладит Б. рубашки. Пока мы жили на даче, она еще и привозила нам еды, особенно такой рулет - армянский лаваш, майонез, сыр, крабовая палочка и укроп. На третий раз я уже прятала куски по ящикам, делала вид, что съела. А. - на четвертый.
Лена очень хорошая.
bakri: (Default)
Как ни странно, в нашем пятиэтажном районе - о, я была дома в воскресенье, дома! - на произвольной детской площадке можно встретить гораздо больше гуляющих с детьми, которые не вызывают раздражения и непонимания, чем в этом понтовом дачном поселке. Даже если и пожмешь плечами иной раз - то только по мелочи.
Ходили сегодня с Лешей гулять на детскую площадку. Я редко хожу на эту детскую площадку, потому что ребеночек уже настолько большой, что странно сажать его в коляску или в слинг ради того, чтобы просто погулять. Я просто надеваю на него сандалии, и мы идем. Когда едет машина, у меня случается сердечный приступ, и я беру его на руки, а так - все сам. Иногда за ручку, иногда нет. Огромный самостоятельный младенец, собак называет кававами. И вот, пока дойдешь до этой детской площадки, останавливаясь у каждого кустика подорожника и изумляясь каждой собаке, уже надо идти обратно. Но тут мы дошли. На детской площадке - дети с родителями. Была девочка Лиза с бабушкой, мальчик Данилка с мамой. Лизе - наверно, уже к трем, а Данилке - два и два. Два года, два месяца. Еще там были два взрослых мальчика, лет семи-восьми, потрясающе тихих и их (или одного из них) младшая сестра Полина. Ей - ну где-то два или меньше, и они катали ее с горки, очень трогательно. Это все ничего, хотя Данилка все время орал (два года - типа сложный возраст, неужели мой толстый любопытный младенец превратится в такого противного недовольного крикуна?), а его мама орала ему - а вот сейчас по заднице получишь! а вот поймаю за задницу! Данилка орет где-то на грани ультразвука, Леша смотрел на него во все глаза.
Но потом пришли две девушки - на детских площадках вообще-то принято всех называть тетями, меня в жизни столько не называли тетей, сколько последние полгода, от этого у меня развился комплекс неполноценности - так вот, девушки. У одной - девочка Алена, мне кажется, ей тоже к трем. А у другой - мальчик Елисей - скажем, два. И мальчик Добрыня, младенчик, месяца, может, три. В коляске такой. Добрыня и Елисей. Ну ладно. Девушки сели на лавочку, и ну руководить своими детьми.
Нельзя, не подходи к карусели, не подходи, тебе нельзя, а ну не ходи туда. Алена, если Елисей упадет, получишь по попе. Елисей, сядь на попу. И все в таком духе.
Вообще смешно называть ребенка Елисеем и потом орать ему - а ну, сядь на попу. Но, наверно, те, кому это кажется смешным, и так не собирались называть своих детей Елисеями.
Потом Алена полезла на лестницу и стукнулась подбородком. Расплакалась, понятное дело, и побежала к маме. Мама ее в общем поутешала, напирая на то, что вот уже третий день подряд она стукается бородой. Потом Алена плюнула кровью и мама закричала - зачем ты на меня своей кровью? Мы с Лешей походили вокруг и пошли обратно, а то как-то это.

Profile

bakri: (Default)
bakri

December 2011

S M T W T F S
    123
4567 8910
111213 1415 1617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 01:57 am
Powered by Dreamwidth Studios