bakri: (Default)
Я смотрю в калейдоскоп и вижу свое отражение. Я вижу симметричные голубые разводы с мерцающими звездочками, потом со всех сторон приходят белые пузырьки и застилают все. Через белые пузырьки мигают разноцветные звездочки и сердечки. Когда белые пузырьки схлынут, звездочки проявятся четче. А потом все наоборот.
Белые пузырьки – это мозг, он так перекатывается в голове, от уха до уха. Голубые разводы – это выражение лица, хотя в их симметрии есть известное преувеличение. А мерцающие звездочки – это какие-то невнятные мысли. Мысли, они же не всегда в мозгу. Хотя и по большей части.
bakri: (swing)
Даже когда человеку очень плохо и он предельно не уверен в себе, он все равно производит на окружающих какое-то впечатление. И почти все владеют собой в достаточной степени, чтобы выглядеть по крайней мере вменяемо, а в лучшем случае - спокойно и уверенно. Окружающим много не надо, они сильно заняты своими проблемами и по большей части думают не - ой, какой странный дурак, а - интересно, что это он обо мне подумал.
Хотя, конечно, всегда найдется кто-нибудь проницательный.
bakri: (Default)
Я сижу дома, потому что болею - опасно и душевно. Работу при этом никто, понятно, не отменял. Но она сдулась и уменьшилась в разы, как баклажан.
Это потому, что на работе работа всегда целиком, а дома можно делать только действительную часть.

Тоска

Jan. 10th, 2007 05:06 pm
bakri: (Default)
Такое бывает ощущение – неожиданно – как будто из однородного гула прорезались голоса, все вдруг заговорили, говорят, говорят, кто-то переезжает, кто-то торт несет, кто-то про картинки спрашивает. То ли все вдруг вернулись с совещания, на котором говорил генеральный директор, поэтому никому больше не удалось, и теперь говорят, говорят, то ли в ухе пальцем поковыряла.

Сегодня утром я шла на работу по границе света и тени – смотрела, как гаснут фонари, как расступаются сумерки, как не светлеет, только чуть-чуть подергивается небо, на манер жалюзи. Как выражается Фродо в нелепом этом фильме, – «Это не вечер. Это меркнет дневной свет.» Вот-вот. Но больше мне не удастся повторить этот фокус, я и так опоздала сегодня всего на десять минут, а потом-то светлеть будет раньше.

Однако такой теплой зимой даже в приличную депрессию не впадешь.
bakri: (Default)
Сегодня я выглянула в окно без двадцати семь утра и увидела снег. Это как будто идешь в школу, наверно, потому, что обычно в окно в такую рань смотрят не только проснувшись, а только собираясь спать, или вообще не поспав. А желание спать по утрам - оно совсем другое, чем вечером.
Под ногами хлюпала настоящая слякоть, на машинах - настоящий снег, свет в пол восьмого этакий синеватый, в общем - пришла зима, по утрам ходят в школу, во рту металлический привкус, нет никакого счастья. На заледеневших мостках рядом с платформой "Зил" я в первый раз упала, но все-таки, все-таки, нам удалось выиграть почти весь октябрь, и будет всего пять месяцев зимы, а не шесть.
На работе мне дали конфетку "Буревестник", такую приторную, с белой начинкой.
bakri: (Default)
Бывает так - сидишь, тупой-тупой, и в глазах отражается монитор, а в нем - пустота, ни писем, ни сообщений, пара файлов с утра болтается открытыми, иконки какие-то еще, и нечего делать, ничего не получается, застываешь в своей тупости. И тут вдруг - в глазах отражается - в мониторе - письмо! Спам. И ссылка - куда надо сходить, или, может, файл какой, приложенный. А ты сидишь и ненавидишь все уже давно, сильно, и мозги, эдак, со скрежетом, и все дамы вокруг на тончайших и острейших каблуках, так и цокают, так и цокают, а ты сидишь и думаешь - открыть уже может этот файл? Надо же хоть чем-то развлечься.
bakri: (Default)
любил школу, а?
Сплошные ненавистники, и куда-то подевались мириады отличниц, учивших уроки даже в десятом классе, толпы зануд, всегда норовивших чего-нибудь ответить, разношерстная публика, постоянно тусовавшаяся на улице.
В моем классе было никак не меньше двадцати человек - это к концу школы, а поначалу так и все тридцать два. И, надо сказать, ярко выраженного отвращения ни у кого заметно не было.
С возрастом воспоминания, похоже, не притупляются, а обостряются, и я теперь никак не могу представить, каким чудом мне удавалось вставать каждый день в восемь утра, а из воспоминаний преобладают: непонятность, чего делать на перемене, если ты не куришь, всеобщая тупость и несчастный биологический дождевой червяк, которым вот уже восемь лет я непременно оперирую во всех близкошкольных ощущениях. Лица учителей раздулись и почти уратили человеческий облик. Половина учеников - неприятные закомплесованные идиоты. Другая половина - чуть более приятные закомплексованные идиоты. От четвертого этажа откалывается кусок стены, кирпичи во все стороны. Мир трещит и рассыпается.
Но я помню множество людей, которым было хорошо.
bakri: (Default)
всегда идет дождь.
bakri: (Default)
Дали горячую воду, а радости нет. Под раковиной на кухне у меня - два шланга, для горячей воды и для холодной, называется - подводка. Периодически с этими шлангами случается какая-то неприятность, и тогда в столе под мойкой слышен веселый шум и бег воды. Я слышу его сразу, еще из коридора, но есть люди, способные весь вечер игнорировать рев водопада. В столе под мойкой у меня исключительно непромокаемые бутылки и кастрюльки, так что не страшно. Однако мокро, и на пол выливается.
Когда с каким-то из моих шлангов случается неприятность, ко мне приходит сантехник, суровый, резкий и высокий мужчина лет пятидесяти, с коротко стриженными седыми волосами и в армейских ботинках. Он надевает очки, - а сам он такого типа, что должен бы держать очки вместе с ружьем - лезет в стол под мойку и меняет шланг. Всех дел на полчаса, но потом как-то все мокро, неприятно и раскидано. Хотя горячая вода.
bakri: (Default)
Счастье доступно в основном безработным. Очень странно, что после увольнения с работы, на которой я работала почти два года и которая нравилась мне почти полтора, случились такая радость и такая безмятежность.
Сегодня мы надували мыльные пузыри - а это очень и очень непростое дело, требующее концентрации и самоотдачи. Если у кого есть учебничек по выдуванию пузырей - я бы ознакомилась.
На Рождественском бульваре сразу же набежала куча детей, стали восхищаться пузырями, надувать их, спрашивать, где купили, говорить, что надо и нам купить себе такую штуку, и что зря Платон не остался, а чья-то мама жаловалась, что она шампунь мешает-мешает, и ничего. На Лубянской площали, напротив Политехнического музея, взрослые молча таращились с лавочек.
Смотри море )

Лето

Jun. 13th, 2006 04:12 pm
bakri: (Default)
Города, мой милый друг, должны быть небольшими. Максимум с треть Москвы, а то и с четверть, и я молчу про Лондон. При этом, чтобы все поместились, города должны быть высокими. Уж гораздо выше, чем сейчас, ты же понимаешь. Чтобы там было все, как в городах - шум, ритм и машины. Но при этом чтобы сохранялся шанс доехать на веосипеде до леска и речки, до травы и лягушек, зеленых как моя тоска.
Я не ездила на велосипеде много лет, мой милый друг, очень много лет. Соскакивает ли по-прежнему цепь, пачкая ногу машинным маслом? Пускает ли пузыри проколотая шина? Нынешние велосипеды, современные, совсем как у тебя, мой милый друг, должно быть, быстры и легки, и переключатель скоростей, доступный только на поляне, на спине, глазами в небо или на десять минут прокатиться, теперь есть везде. А насос, для которого были два специальных штырька на раме, медитативный ручной насос - двадцать минут, полчаса, качай-качай - больше, наверно, никому уже не нужен, не так ли мой милый друг? Даже когда я еще пачкала ногу велосипедной цепью, уже имелись ножные чудеса техники, и ходили смутные слухи о каких-то вообще автоматических.
Из нашего распластанного на плоскости города я не доеду до речки, мой милый друг, даже на старом своем велосипеде, без крыльев и багажника, чтобы ехал быстрее. Мы бросили этот велосипед на какой-то даче, у каких-то людей - такое предательство, а раньше я доезжала на нем до Матвеевского, и до Пушкино, и через речку через кладбище.
И вот теперь я пишу тебе письмо, письмо из вечного этого города, я же родилась здесь, в вечном этом городе, в искривленном пространстве, и все эти леса, речки имеют смутное ко мне отношение. Стремительные электрички - в ту пору даже немного стремительнее домкратов - увозили меня в дачные поселки, поросшие березками и елками, а вокруг них я уже сама находила велосипедные пути. Помню гортензию какую-то гигантскую, помню червяков в малине, помню лужу, помню свечки, сосиски и царапины. Все остальное тоже помню, и оно бы подошло мне, мой милый друг, в такой день, как сегодня, когда асфальт тягуч, как пляжный песок, и праздники кончились.
Да-да, у нас есть ларьки с мороженым, теннисный стол, шаги по асфальту, лавочки, но ты все-таки подумай, не лучше бы было, если бы город стал несколько уже и выше.
bakri: (me)
Полнейший кризис сегодня с текстами, даже пост в свой дневничок - и то не могу написать, не говоря уже о. Это потому, что весной надо гулять по паркам и переулкам, и танцевать, и все, все.
Придется разместить картинку, там я с закрытыми глазами и это - фирменный стиль. На восьмидесяти процентах фотографий я с закрытыми глазами, еще на девятнадцати - с красными. Это потому, что мои глаза слишком прекрасны, да.
За спиной у меня - вересковая пустошь, насколько я ее себе представляю. Эта местность полностью совпадает с моим представлением о вересковых пустошах, какими бы эти пустоши ни были на самом деле. Просто идеал вересковой пустоши. Кроме того, это Край Земли, а где-то в конце пустоши расплескивается Атлантический океан. Вот там тоже можно гулять. И чтобы закат.
-
Вообще подумать только, мир полон вересковых пустошей, а мы все тут прозябаем.
bakri: (Default)
Если никогда не спать, если собирать шкафы и раскладывать вещи в выходные, если выпить шампанского в середине дня, если сесть за стол под солнцем, пусть и огороженным жалюзи, то можно ощутить вращение мозга. Не головокружение, а именно неторопливое движение, шевеление мозга, оно начинается с утра за глазами, а к середине дня при соблюдении всех упомянутых условий, перемещается в стороны, за виски, и далее, к затылку. Мозг вращается в обе стороны, надо думать, - полушария.

Вот что интересно, я пишу любые тексты, любые тексты я пишу, я пишу контент для эротических сайтов, инструкции по эксплуатации для стиральных машин, описания алгоритмов SMS-услуг, тексты системных SMS-сообщений, коммерческие предложения и бизнес-планы, схемы взаимодействия с SDP по протоколу SOAP, километры текстов, любых текстов, на километры тем и даже вообще без тем, но только научная и псевдонаучная тематика наглухо заблокирована в моем вращающемся мозгу.
bakri: (Default)
Я поняла, что мне необходимо - мне необходим лак для ногтей и красить ногти этим лаком. Не могу жить больше ни минуты, не имея лака для ногтей.
Если у тебя есть время красить ногти, значит, есть время вообще, на всё, есть время, все не так плохо, вполне можно успевать. Лак для ногтей заключает в себе людей, работу, учебу, всё на свете.
Каждая уважающая себя женщина, имея в квартире разгром и ремонт, а также целую комнату невесть откуда взявшихся мешков и коробок с вещами, а также полную неопределенность в вопросах местоположения брюк и духов, и все это в течение уже почти месяца, просто обязана сидеть среди всего и красить ногти, красить ногти.

Если что: это - Настоящее.

Смех

Feb. 2nd, 2006 12:53 am
bakri: (Default)
Я скучаю по своему смеху. Когда-то у меня был смех, и теперь я по нему скучаю.
Когда-то мы пришли в гости, мы все пришли в гости, в дом со строгими родителями, где пили тайком, где разговаривали негромко, и там я сползла со стула, уткнулась Саше в коленку и смеялась сорок минут. А строгий папа хозяйки подумал, что мы нюхаем кокаин (почему-то).
А еще до этого мы ходили домой из школы, вчетвером, и все жили в соседних домах, но шли часа по два, и потом болел живот, так болел живот от смеха, от совершенно дурацких шуток, более дурацких и не было на свете тогда.
А еще после этого я наблюдала несколько раз, несколько раз подряд, как моя дорогая подруга общается с человеком, про которого мне тогда казалось, что он тоже друг. Он и на самом деле был друг, но только ей, а не мне. От этого я смеялась по сорок минут несколько раз, несколько раз подряд. Странное мы производили, наверно, впечатление - две девицы и молодой человек, они разговаривают серьезно и о важном, а я смеюсь без остановки, раз в восемь минут вспоминая о приличиях. Но правда, их надо было видеть.
А когда-то между всем этим мы шли втроем под зонтиком, и смеялись все втроем, шел ливень и было очень смешно. И еще думалось когда-то тогда, что вот, в молодости она много смеялась, а потом жизнь ее пообломала. Очень стыдно, конечно, но думалось именно этими словами - тогда.
bakri: (Default)
Когда я была совсем маленькая, обеденный стол у бабушки с дедушкой был застелен красно-розовой клеенкой с цветками и клеточками. Клеенка эта была уже старая и сильно порванная, по краям шли параллельные разрывы разной длины. Дедушка их зашивал, черными нитками, крестиками. Поэтому в некоторых местах на красной клеенке были длинные полосы с черными крестиками. Мне она очень нравилась, и очень нравилось ее рвать — такой звук, и так медленно расползается, как шов распарывать бритвой, очень похоже. Следующая клеенка была уже практически вечной, клетчатая, темно-зеленая, светло-зеленая и белая. Она мне нравилась гораздо меньше, и даже какая-то горечь возникала, потому что осозналось, что надо бы было ту поменьше рвать, если уж так. Такая клеенка у всех была. Еще у всех был белый раскладной стол, столешница складывалась пополам. Этот стол и сейчас у многих есть, но уже не на видном месте, а где-нибудь на даче.
Сильно потом стали продаваться тефлоновые скатерти по 140 рублей. Мы жили в основном в общежитии, и как-то грустно мне было — ни кастрюль в цветочек, ни чайных чашек — только эта тефлоновая скатерть, зеленая, потому что стены зеленые. Некто А. или Б. сразу залил ее чаем, и она вся была в несмываемых пятнах, в восьмиметровых комнатах не бывает порядка, вот хоть ты тресни, не может быть порядка среди компьютера, кровати, одежды, посуды, бумажек, книжек и двух людей на восьми метрах. А я не работала, потому что учила свою бессмысленную науку, а Б. работал, но где-то день в неделю, и так и была только эта зеленая скатерть, вся в пятнах от чая.
Сейчас такая бумажная скатерть, совершенно прекрасная, в клетку зеленую и рыжую, я их сразу две купила, потому что стирать ее невозможно — бумажная, а рыже-зеленая клетка совершенно прекрасна. Первая уже давно была залита снова чаем среди муравьев и разрухи, недели три, но я только сейчас обратила внимание, помыла посуду, постелила другую, поджарила кабачков.
Как-то повернулся мир, и так полон теперь работы (А. вот и сейчас), что все судьбоносные изменения — исторические, политические, культурные, личностные, возрастные — отличаются ровно на эти клеенки. Некоторые люди так упираются в колбасу. Это совершенно неважно, мне просто нечего сказать про колбасу, кроме того что я люблю есть с ней бутерброды, а так — нет. Что-то похожее думалось, когда читала "Хроники Амбера", где в основе мира лежит Огненный Путь. И тот чувак, который создал Огненный Путь среди хаоса, он создал и мир заодно. Нет никакой разницы, что он там создал среди хаоса, путь, или велосипед, главное — что-то создал. И мир. Про что не подумаешь, жаря кабачки, все умножится на безумие последних трех недель и полыхнет в глаза красным.
bakri: (Default)
- Вы что, поссорились со временем?
- Мы с ним — нет. Оно с нами да.


Каждое утро в понедельник случается утро понедельника. Не очень страшно, на самом деле, хотя стонать по этому поводу легко и привычно.
Для меня важнее время суток, и утро страшнее любого дня недели и всех их, вместе взятых.
Днем или вечером вторника у меня такое чувство, будто давно уже пятница. Вечером во вторник очень сложно представить себе, что завтра на работу. Мне, впрочем, до сих пор очень сложно понять, что на работу можно пойти просто так, не решив задачку, не переведя текст, не прочитав книжку, и каждый вечер я чувствую огромное облегчение.
В среду снова случается понедельник. И дальше все зависит от этой самой среды. Вторая пятница начинается иногда уже к вечеру, а иногда — только к вечеру четверга. В любом случае, когда наконец наступает настоящая пятница, это очень удивительно. Потому что неделя, по сути, только началась, буквально сегодня.
Все убыстряется и убыстряется, идет уже в три раза быстрее, в одну неделю помещается три. А ведь зима скоро, и как же тогда.
bakri: (Default)
Единственное, что правильно делать осенью (как бы хороша она ни была, как бы ни просвечивал свет сквозь листья, как бы ни мерещились кругом разрезанные яблоки с медом в кастрюле с белым вином) — это умирать, закатывать глаза под надбровные дуги, выпускать струйку крови из левого уголка рта. Это такая осенняя данность, и ничего с этим не поделаешь, будь ты самый оптимистичный оптимист на свете, умей ловить день, жить минутой и наслаждаться моментом. Нужна как минимум лоботомия, чтобы забыть о насморке, потрескавшихся губах, отсутствии сапог, ветре в лицо, по колено в снегу, и не открыть глаз. Не иначе, нет.
bakri: (Default)
Хочется расслабленности и медленности, а также чего-нибудь банального и необязательного, вроде простыней и разбросанных одеял, мороженого с вареньем и света наискось. Вместо этого — одна-единственная ускользающая мысль, пять неожиданных минут свободного времени, остановка времени, проигрыш, и снова по кругу. (Это услуга, созданная специально для заботливых родителей.) Люди же вокруг совершенно ни на что не годны, разве что работать, и я, я способна отныне только на "мобильный контент", ни чаю мне, ни глинтвейну с корицей, не играть в настольную игру, не сидеть на полу, не гулять по улице, не раскидывать листья, ни смеха, ни вскриков, ни поцелуев в неподходящий момент, ничего, ничего.
Вместо этого я все делаю правильно и в срок, но почему, почему.
(Ларион, уточните, пожалуйста, на какое число назначен запуск?..)
bakri: (Default)
Когда не выдержат нервы, я плюну в монитор и пошлю ему отравленный e-mail. Моя слюна настолько ядовита, что он умрет сразу, умрет в момент отправки письма, никогда его не увидит.
Письмо так и будет висеть непрочитанным.
Яд просочится сквозь почтовую программу и растворится в атмосфере, и, конечно, пострадает еще кто-нибудь из сидящих рядом. И им тоже поделом.
А я пойду налить себе чаю, чтобы секретарша увидела меня на кухне в нужный момент, налью чаю, и это обеспечит мне алиби.
Слюна с таким количеством яда — очень полезная вещь, но, к сожалению, яд появляется только после смерти одного из важных органов, чтобы заполнить освободившееся пространство. Это дает человеку возможность жить еще долгое время, без важного органа, зато с ядом. И даже необязательно орган, достаточно эмоции, или чувства, чего-нибудь на самом деле не материального, но занимающего много места.
Мне хватит яда на весь отдел.-

Profile

bakri: (Default)
bakri

December 2011

S M T W T F S
    123
4567 8910
111213 1415 1617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 01:52 am
Powered by Dreamwidth Studios