bakri: (Default)
Во вторник сидела на лавочке, и рядом на лавочку села стрекоза с прозрачными крыльями, настоящая стрекоза. А сверху пролетел вертолет. А сегодня я сидела на соседней лавочке и рядом снова села стрекоза с прозрачными крыльями, наверно, та же самая. Вертолет не пролетал. Неподалеку часто сидит женщина с близнецовой коляской. У нее, у этой женщины, тут много подружек. И они разговаривают. Как-то меня уже смущает, что я столько знаю о жизни совершенно незнакомой женщины. И чем дальше, тем больше, тетеньки не особо смущаются, когда треплются на лавочке среди колясок и детей в песочнице. Хоть иди на другую детскую площадку, а мне нравится эта - там зеленая лужайка и стрекоза. С другой стороны, я часто говорю по телефону. И они, вполне возможно, много знают о моей работе.
bakri: (Default)
Ходила гулять - сначала сидела на детской площадке, потом ходила кругами по ближайшим дворам.
Перед обедом с детской площадки ушли два мальчика с папой, и один мальчик с бабушкой и самокатом. А после обеда на детскую площадку пришли: маленькая темненькая девочка лет трех-четырех с пожилой кавказской женщиной - няней или тетей, маленькая светленькая девочка лет трех с толстой розовой мамой, и два мальчика лет четырех с очень молоденькой мамой.
Дети между собой как-то общались, особенно две девочки, они какое-то время даже играли вместе. А тетеньки расселись на разных лавочках и принялись бдеть. Больше они ничего не делали, только сидели и смотрели за детьми. Я подумала было, что они - няни, потому что так бдительно следить за детьми, играющими на площадке пять на пять метров, можно только профессионально, но нет, нет.
Две девочки зашли в домик (а давай, домик на тебя напал!) и стали кидать камешки в стенку. Тут обе сопровождающие женщины закричали.
- Лена, Лена, не кидай камни, нельзя кидать камни! - кричала пожилая кавказская женщина, - В голову попадет!
- Настя, нельзя так делать, перестань! - кричала блондинистая молодая женщина.
- Ну я аккуратно! Аккуратно! Аккуратно! - кричала темненькая Лена.
- А я тоже аккуратно! - крикнула светленькая Настя, выйдя из домика.
- Нет, нет, в голову попадет!
- Нет, нет, нельзя, сейчас домой пойдем!
- На разреши, ну разреши, ну тетя [тут было имя, которое я не расслышала], ну пожаааалуйста, ну я аккуратно! - кричала Лена, подбежав к пожилой кавказской женщине и особенно напирая на слово "аккуратно".
О, дивный новый мир, где при каждом ребенке состоит взрослый и чтобы покидать камушки, нужно спрашивать разрешения. Нельзя сказать, что в три года я сама ходила по магазинам, но на этой самой детской площадке играла сама, и совершенно сама, например, застряла головой между двух деревьев. А бабушка иногда посматривала на меня из окна. И через несколько минут моих воплей выглянула и сказала поднять голову повыше - там стволы расходились шире. И я спаслась!
Это все было в те времена, когда уууу, а теперь я сидела на лавочке с коляской и писала ручкой в блокноте, потому что ходить гулять с ноутбуком пока даже для меня чересчур.
bakri: (Default)
Ходила сегодня гулять - далеко, за сквер, за школу, за детские сады. Странно гулять днем, светло и небо.
Видела в магазине - у нас тут есть чудный магазин "Продукты", в угловом доме, там отличный мясной отдел и отличное вино, а больше как бы ничего и нет, какая-то фигня - вот в этом магазине стоял мужик, перед прилавком с чем-то мороженным. На прилавке стояла маленькая бутылочка водки, пластиковый стаканчик и лежало яйцо. Мужик пил эту водку, а яйцо ему, наверно, дала продавщица. Она как раз говорила:
- Надо сначала яйцо, - и показывала руками, как надо яйцо, - чтобы оно там, в желудке - и показывала руками, как оно там в желудке.
- А зачем тогда пить? - спрашивал мужик.
- Да нет! Так вам же лучше будет, - говорила продавщица.
- Мне лучше уже не будет, - отвечал мужик.
Продавщица совершенно расстроилась. А мужик повел речь о том, что она его будет презирать.
- Я?! - возмутилась продавщица, - Вот уж нет!
Удивительный магазин. Он раньше был такой большой, что теперь в нем помещаются еще игровые автоматы "Вулкан удачи", обувь "Chester" и обмен валюты. Ну и сам магазин, конечно. А напротив был тоже магазин, в другом угловом доме - там теперь и вовсе "Обои", "Свет" и аптека.

Шлеп

Jun. 21st, 2008 08:16 pm
bakri: (Default)
Время так устроено, что его совершенно невозможно соотнести само с собой. У меня на работе время всегда короткое, звонкое, как бельевая резинка, или как если подойти сзади, оттянуть лифчик и отпустить, и он так - шлеп! - интересно, кстати, теперешние лифчики - они такие же звонкие? - такое вот время или вообще нет. А сейчас, наоборот, тягучее и плавное, но ничего же не успеваю. Если сравнить, сколько нужно времени на большой, сложный текст, пару пресс-релизов, встречу и собеседование - важные же все вещи, то окажется, что за это время нельзя купить даже пару кофт, даже стиральный порошок, не говоря уже о том, чтобы разобрать комод.
bakri: (Default)
Была сегодня на книжном фестивале - очень странное ощущение. Совсем мало народу, потому что рабочий день, видимо, и всё чуваки свободных занятий. Или как-то профессионально связанные с книжками. Смутно и не смутно знакомые. В общем, та жизнь, по краям которой я ходила и о которой мечтала, только закончив институт. А теперь так отвыкла, что на словосочетании "апокалиптический дискурс" меня перекосило. Дискурс - с ударением на у, дискурс. Есть все-таки что-то постоянное в жизни - пять лет прошло, а дискурс и ныне там.
Потом даже почитала рабочую почту - в противовес. Есть, кстати, такие таблетки, которые нельзя перестать принимать сразу, можно только постепенно. Уже полгода жду, когда отключится мозг. И все никак. Зато купила белую юбку и майку в цветочек. Такое небо сегодня было над ЦДХ, и такие облака.
bakri: (sleeping)
Праздники кончились. Приходится отцепиться от пожарной лестницы. Единственный известный мне способ пережить зиму – не вставая с дивана. Но надо же ходить на работу.
У нас было холодно после нового года, и холоднее с каждым днем, и мы жгли газ, выжигая воздух, а потом сломался шпингалет в кухонном окне – там висят бабушкины занавески, белые, мы привезли их ей из Германии, в ту пору, когда из Германии привозили занавески. если смотреть за окно мимо этих занавесок, то кажется, что там лежит снег и идет снег – и пришлось решать проблемы, и уже на следующий день явились два молодых человека, быстрых и отмороженных, достали окна из проемов, залили щели силиконом, вставили какие-то прокладки и поменяли шпингалет. Вечером пахло силиконом, а на следующий день было тепло, так тепло, как бывает в ГЗ, когда вечером дует ветер с нашей стороны, и ложишься спать, укрывшись всеми одеялами, покрывалами и еще дубленкой сверху, а утром ветер стих, дубленка съехала, и стало тепло.
Так хочется, чтобы лето, любое. Например, где-то есть теплые моря, огромные и неподвижные, то есть - не уходящие далеко, и к ним привозят бледных людей из северных стран, где зима по полгода, а моря только холодные, замерзающие – волнами, надо же. Этим людям пришлось придумать ледоколы. А тут – теплые моря, песок, дюны, какие-то что ли эвкалипты. Или еще может так быть, что речка, а кругом полным-полно травы – луга или поля. А еще бывают дачи – вариант курицы и песочной кучи. Раньше дачные поселки были устроены немного по-другому, чем сейчас, раньше это были небольшие кривые домики посреди больших и средних участков и ветхие, истончившиеся и почти незаметные заборы вокруг. Внутри заборов – необходимое количество деревьев, береза, яблоня, возможно – слива, кусты, гладиолусы. Теперь же дачные поселки состоят из больших заборов, все так и ходят – среди заборов. И есть ли там слива – неизвестно. Бабушка так любила заглядывать в окна, а тут на участок-то не заглянешь. Но что-то осталось. Шум электрички, верхушки деревьев в небе. И даже смутные леса с палатками не внушают такого отвращения, как раньше. Меня всегда пугали червяки и перспектива какать в ямку, но, в конце концов, в кострах и бревнах вокруг них тоже что-то есть.
Праздники кончились.

Зима

Dec. 25th, 2007 03:33 pm
bakri: (Default)
Такое ощущение, что не рассветает этой зимой, сплошная полярная ночь. А утром под окном дворники скребут асфальт, снега нет, но по звуку будто есть, им важно прокукарекать.
bakri: (Default)
Зимой меня пугает дорога домой. Нужно надеть сапоги. Дома очень хорошо и есть салат. Но нужно выйти на темную улицу, поехать на маршрутке, поехать на метро (с пересадкой!). От одной этой мысли становится плохо.
Дела, с другой стороны. Чай и компьютер. Чаю в стране было мало, и Ленин пил кипяток. Я как Ленин, только пью воду с лимоном. Офисный напиток "чай" имеет такое же отношение к чаю, как к соку, кофе или горячим пончикам.
bakri: (Default)
В Лионе мы ходили гулять в парк Золотой головы. В этом парке есть кукольный театр, карусель и вольеры с животными. игры, косули, жирафы, всякие птички. В тот день, когда мы там были, все было закрыто, хотя, говорят, так не бывает. Все еще как-то специально покосилось и выглядело как раз так, как должен выглядеть пустой детский парк как-нибудь в ноябре, после того, как три дня шел дождь, а тут вдруг перестал. Тигры сидели мрачные, а на на вольерах с птичками было написано - уток не кормить. Еще там были пеликаны, фламинго и куча других. Какие-то, может, куропатки. А не кормить только уток.
В парке Золотой головы был праздник листьев. Он заключается в том, что в части парка расставлены разнообразные композиции из листьев. Например, листья на палочке. Или листья на веревочке. Еще были белые розы, привязанные к палочкам цветками вниз. А в пруд были воткнуты палочки, изогнутые в форме рыб.
Самая мощная инсталляция:

Рядом с каждым произведением была табличка с именем автора. Чувствовалась большая авторская гордость.
В глубине парка стояла палатка, в которой сидела специальная девушка и нанизывала листья на веревочку. В общем, не самая приятная работа на свете - сидеть целый день посреди пустого промозглого парка и нанизывать на веревочки влажные листья. Впрочем, может, ей нравилось - искусство.
bakri: (Default)
В среду вечером во Владимирской области был туман. Плотный, белый-белый туман, как молоко, как сметана, как из "Ёжика в тумане", тот туман, где теряют людей, сбиваются с пути, где голоса, где блуждающие огоньки. Я видела как-то такой же туман, может, даже пару раз - в детстве, в Литве.
Вдоль поезда летели искры - иногда по одной, иногда сразу много. Когда совсем стемнело, их, конечно, стало еще больше, летали снопами за окном и чуть ли не потрескивали.
А до этого мы попали в число тех гипотетических анекдотических персонажей, которые покупают билет на завтра, а сами собираются ехать сегодня. И обнаруживают это уже на вокзале. Мы поменяли билеты, купили те, сдали эти, поменяли еще какие-то, вернулись на другой вокзал и поехали через туман на моем любимом поезде в Новый Уренгой. Из всех поездов, которые нам подходят, лучше всего поезд в Новый Уренгой, он так удобно уезжает отсюда, приезжает сюда - хотя если бы мы работали на других работах, нам было бы поздновато - начало одиннадцатого. Но мы-то работаем на этих работах.
На обратном пути, в очереди в ларек на вокзале, ужасно захотелось курить (там были сигареты "Полярная звезда"), пить (там было пиво "Вятич") и странно было думать, что завтра я окажусь дома. Это была ночь перевода часов, и ночью все поезда остановились и стояли час. Мы стояли в Нижнем, и время не шло, и я проснулась, чтобы понять, что время остановилось, поезда стоят и можно спать. С утра все проводницы были счастливы, они выспались.

Танцы

Oct. 1st, 2007 02:40 pm
bakri: (Default)
Такое ощущение в эту осень, во все последние осени - как пир во время чумы, танцы перед катастрофой, перед смертью не надышишься, последние дни, ни строчки ни вздоха и еще полтора десятка штампов - давно уже должно стать холодно, но солнце и тепло, и это так прекрасно, но будет же зима. Каждый год неспокойно, я бы так любила осень, если бы после нее не наступала зима.
Видела вчера, как танцевали в вагоне метро - что-то латиноамериканское. Там ехала толпа молодых людей, танцоры, и один из них уговорил девушку в юбке с джинсовыми оборками и туфлях на каблуках станцевать, и они танцевали между дверей, две остановки, от Сокола до Динамо - что-то латиноамериканское. А другая девушка - в брюках и кроссовках - отказалась. А потом он еще уговорил другого молодого человека - в розовой рубашке, и тот встал, и подошел, очень серьезно, но потом застеснялся танцевать с мальчиком и тоже пошел к той же девушке с оборками.
bakri: (Default)
На футболе в тот раз была девушка, и не какая-нибудь футболистка, а настоящая тоненькая девушка с распущенными волосами, в спортивном лифчике, с длинными сережками в ушах. Она стояла у ворот и напряженно смотрела на поле, иногда беседовала с вратарями. Вратари, как известно, меняются раз в пять минут, она беседовала, когда попадались знакомые. Несколько раз ей удалось ударить по мячику, тогда она взвизгивала и смеялась, смущенно и серебристо. Гораздо чаще ей не удавалось ударить по мячику - она от него увертывалась и опять смущенно смеялась. Надо обладать большим мужеством, я считаю, чтобы полезть играть в футбол, совершенно не умея играть в футбол - в лифчике и сережках. И некоторым таким специальном чувством, или, наоборот, отсутствием некоторого такого специального чувства. Я ей в основном восхищалась, хотя она ужасно мешалась. Думаю, остальные тоже восхищались, хотя и им тоже она мешалась. Один чувак даже забил автогол из-за нее.
Дальше - фотографии, много, большие, как обычно "плохо откадрировано, ужасно снято, двадцать килограмм шума, четыре пинты мыла" - я, знаете, не умею фотографировать так, как мои прекрасные друзья, которых, однако же, со мной не было. Вроде - кручу колесики, жму на кнопки, а нет, все не то. Чего-то не хватает. Подозреваю, что рук, головы и умения.
Черно-белые, кстати, были бы лучше, но там же было солнце, и листья, и майки все надели касные и зеленые, будто специально. А девушку я не стала выкладывать. Она ужасно мешалась и поэтому плохо везде вышла.
Море )
bakri: (Default)
В поликлинику вбежал мужик – в кашемировом пальто, лаковых ботинках и плеере, замерший и с носу капает. Лето опять закончилось, а я успела только вдохнуть и выдохнуть. Он вбежал в кабинет 11 – лаборатория, прием с 8 до 11, - стукнулся об косяк и выкрикнул:
- Мочу еще можно сдать?
- Можно, - ответила медсестра басом.
Он тогда суетливо достал баночку и принялся ее открывать, пыхтя. Но баночка не открывалась.
- Оставьте, - величественно сказала медсестра, - я сама открою.
- Ой, правда! Ой, спасибо! Спасибо вам! - вскричал мужчина и убежал, шмыгая носом.
А медсестра неторопливо достала из нижнего ящика что-то типа домкрата, стремительно стукнула по крышке несколько раз, и та открылась.
Рядом с одиннадцатым кабинетом – второй, что может быть логичнее. Туда все время заходила энергичная тетенька из регистратуры и обращалась к врачу, как будто продолжая прерванный разговор.
- Чего-то я карту не могу найти. Вы помните, Антонова была у вас? Она не беременная?
- Нет, - говорила врач таким голосом, каким говорят женщины, много лет назад решившие, что нервничать – вредно, - Не помню, была – не была.
- А Лесикова? Она не беременная? Не могу карту найти чего-то. У вас нет?
- Нет. Да оставьте. Может, они ни разу к нам и не приходили. Или пришли один раз. Как эта, которая пришла с запущенным раком, - отвечала врач своим ровным голосом.
- Вам еще беременных сюда написать? Вы не успеваете, наверно?
- Ой, не успеваю. Ничего не успеваю. Запишите вот Пащенок. Она беременная.
bakri: (Default)
Моя жизнь устроена (структурно) достаточно обычным образом. Ну там, живу в квартире, хожу на работу, сижу за компьютером. Иными словами, моя жизнь довольно-таки далека от яблок. У нас никогда не было дачи, летнего домика, участка, даже шести соток с дощатым сарайчиком - никогда не было. Мы всегда снимали дачу, разные дачи, и иногда, проходя мимо какого-нибудь забора, я думала - надо же, сколько яблок. Не иначе - яблочный год.
Яблочный год был как-то, когда я училась в школе. Нам тогда привозили яблоки в ящиках, совершенно бесплатные яблоки. Они стояли в буфете, можно было приходить и брать. И потом, уже в институте, тоже, помню, был яблочный год - кругом сплошные яблоки. А сейчас я езжу на работу по Яузе, там есть такой маленький островок с каким-то строением и двумя мостиками, и на нем растет несколько яблонь и одна рябина. И я каждое утро смотрю на эти яблони, битком набитые яблоками, и рябину, которая выглядит испуганно.
Лет пять или шесть назад у нас появился участок. Не помню, сколько соток. Например, девять. Он просто был, причиняя сравнительно мало неудобств. Потом - достаточно внезапно, этой весной - на нем появилась дача. И все, что растет на этом участке, внезапно обрело плоть. В частности, несколько яблонь. Безусловно, они росли там и раньше. Безусловно, на них вырастали какие-то яблоки. Потом они куда-то девались, возможно, люди, продавшие нам этот участок, еще не привыкли, что он больше не их, все эти пять или шесть лет они любезно собирали яблоки и разбирались с ними сами. Но в этом году все изменилось, на участке появился дом и яблони как бы перешли в нашу полную собственность.
На этой неделе родители ездили туда и привезли десять сумок яблок. Не знаю, сколько это в килограммах. Но сумки очень большие. Мне досталась четверть - килограмм, например, восемнадцать. Или двадцать. Яблоки - такие небольшие, зеленые - стремительно ворвались в мою жизнь. Чуть меньше половины мы сегодня почистили, как грибы, и порезали. Я брала яблоко, мыла и обрезала бочки и червоточины. А один человек - А. или Б. - клал такое почищенное яблоко на доску и делал одно стремительное движение яблокорезкой. Яблокорезку подарила Нина полтора года назад, что бы мы без нее делали.
Часть яблок я упихала в кастрюльку, налила немножко воды и насыпала сахару. Это будет называться "варенье". Крышка очень долго не закрывалась, потому что в большой кастрюле я еще днем сварила суп. Минестроне. Из другой части яблок я сделала "пирог". Это значит - тоненькая прожилка теста и целый противень яблок с корицей. А еще одна часть осталась. На "варенье" больше нет сахару, а тесто для еще одного "пирога" не разморозилось.
А их еще две сумки, килограмм десять.
bakri: (Default)
Клязьма - такая всеобъемлющая речка. Во всем моем детстве из речек - практически одна Клязьма в разных местах. Куда ни плюнь - везде она.
Там есть такое место, где посередине островок, а рядом с ним - отмель. Вокруг, честно говоря, тоже неглубоко, но прямо-таки течение.
Вчера и позавчера я сидела на этой отмели и думала мысли, отмели, похоже, для того и созданы, а мысли на них - в основном детские, что-то про речку, что-то про лето, что-то про людей.
Ночью были звезды - пропасть звезд, Большая медведица, Кассиопея и даже млечный путь, мы лежали на спине и смотрели. А потом ночью была идеальная гроза - без дождя, только гром и молнии. И очень топотали ёжики. Я-то всегда знала, что ёжики жуть как топают, это в любой приличной книжке написано. А вот одного человека - А. или Б. - это так потрясло, что он все утро только об этом и говорил.

Игорь

Jun. 20th, 2007 12:35 am
bakri: (Default)
На третьем этаже у нас живет чувак - такой осколок эпохи. Бритый, пьяный, с цепью, в спортивном костюме, без определенных занятий и со смутными разборками. Год назад он сломал ногу и ходил на костылях, что не мешало ему напиваться, забывать код от подъезда и стучать в наше окно - ближайшее к двери. В апреле он ходил с палочкой, а теперь окреп и все хорошо. Его зовут Игорь.
От радости (наверно) он стал общительным донельзя, и теперь все время торчит под окнами с друзьями и бутылками. Там еще есть такая девушка с оплывшим слегка лицом, не знаю, сколько ей лет. Я бы, наверно, сказала, что двадцать пять, но, с одной стороны, она выглядит гораздо старше меня, а с другой - несоизмеримо моложе, не знаю, сколько ей лет. Она несколько раз в день приходит под окна и орет:
- Игаааааарь!
Как раньше, как в детстве, я помню - толпа мальчишек (мне показалось - человек пятьдесят, мне было 3 года) собралась под нашим окном, у них был футбольный мяч и они орали. А бабушка выглянула и сказала:
- Сейчас водой оболью.
И они разбежались.
Вот и эта орет, как пятьдесят мальчишек:
- Игааааааарь!
А потом кричит, например, что ее в мусарню забирали, в мусарне была, ты что не знал?
И вчера ночью тоже:
- Игааааааарь!
А времени - часа два, наверно, или может, начало второго, я только легла, смотрю на занавески, не могу успокоиться, такое лето.
- Игааааааарь!
И думаю - ну вот чтоб тебя, тут же полно народу. И смутно сожалею об отсутствии какого-нибудь гипотетического бессонного и агрессивного человека, с перекошенным лицом, с плечами, не влезающими в дверь, мало ли кто у нас бывает.
Но тут - в ответ - кто-то выходит на балкон и начинает поливать ее матом - трехэтажным, пятиэтажным. У нее голос наглый и сиплый, спитой, а у него уверенный и противный, с эдакой ноткой, которая бывает только у людей, которые матом вообще разговаривают, но тут именно ругаются, с удовольствием. Она пыталась что-то отвечать, но с таким голосом вряд ли что можно поделать, только если очень яростно орать. И ушла, чуть-чуть попрепиравшись.
Не слышала такого мата с тех пор, как мы с Озеровой вздумали сесть на лавочку, и явился старичок и стал на нас кричать. Все продолжалось какое-то время - мы не хотим уходить, мы не хотим ругаться, он чуть ли не замахивается, и приходит молодой парень в прозрачной майке и тренировочных штанах, волочит за руку ребенка (а тот волочит машину на веревочке) и обкладывает старичка так, что у нас уши заложило (а мы - того, лингвисты). Удивляюсь всегда могучей силе языка.

Меня

May. 28th, 2007 06:36 pm
bakri: (Default)
гораздо меньше удивляют воспетые всеми, кому не лень, короткие юбки и глубокие вырезы, чем, например, джинсы и длинные рукава. В такую погоду каждый сантиметр одежды выглядит лишним. Наоборот, кажется, что можно еще и еще, хотя сегодня в каких-то дворах мне встретилась девушка в юбке и прозрачном белом лифчике, а это все-таки как-то чересчур смело.
Сегодня, ковыляя к метро, я видела девушку в колготках! и шерстяной кофте с длинным рукавом! А еще видела человека в водолазке, и человека в ветровке, и страдальцев в теплых костюмах. Вот это даааа.
bakri: (Default)
Когда мне надо съездить куда-нибудь посреди рабочего дня, я всегда выбираю денек получше. Когда дожди, снегопады, шквалистый ветер. Или - жара. Дыхание аравийских пустынь, как я прочла на gismeteo.
Для начала опоздала на шаттл – часы на моем ноутбуке сходят с ума, и я вышла во двор как раз во время, чтобы увидеть, как маршрутка выезжает в ворота. Поэтому я пошла пешком, до площади Ильича – 20 минут. Асфальт липнет к подошвам, а воздух густой-густой, и в нем разлита нереальность происходящего, разлито 28 мая, разлита я, идущая к площади Ильича, в начале первого, и каждый из тридцати двух градусов, отдельно. Потом я спустилась в метро, а потом оказалась в троллейбусе. Жара в троллейбусе чем-то похожа на холод в троллейбусе – все напряжены, сосредоточены и еле дышат, а если прикоснуться голой рукой к корпусу, то обожжешься холодом или жаром. 7 остановок, а потом еще 7 остановок обратно, обратно – народу больше, все аккуратны и стараются не прикасаться друг к другу, чтобы не слипнуться.
Теперь я чувствую себя так, будто этот троллейбус проехал по мне.
bakri: (Default)
Внизу охранник бренчит линейкой, смеется страшной золотозубой улыбкой, кричит:
- Это как шаман, как они на губах играют!

Перед входом стоит панк в камуфляже, с ирокезом и серьгами на лице, говорит в мобильный телефон про шаблоны.

Толстая девушка в джинсах заходит в здание, из заднего кармана у нее торчит пластиковая вилка.

Солнце светит вокруг, и иногда еще косым лучом из-за угла, а когда идешь по улице, кажется, что море где-то за домом.

Соль

Feb. 22nd, 2007 08:15 pm
bakri: (Default)
На прошой неделе в пятницу, прямо среди дня, солнца и дневного света, я гуляла недалеко от Кузнецкого Моста, у меня было пятнадцать минут. Сначала у меня было двадцать пять, но десять я сразу прокутила в Детском Мире - и зря, зря, блокнот с нелиноваными страницами и магнитной защелкой, чтобы в сумке не открывалась обложка и не мялись нелинованные страницы, в котором я бы рисовала воробьев и дирижеров в свое удовольствие, не пробился на кассе, а в другую была очередь, и я ушла вниз по Пушечной улице, мимо Щепкинского училища и дальше, а потом обратно.
Но к чему это все - в моем любимейшем районе, между Петровкой и Мясницкой, на Неглинке, Пушечной, Рождественке, рядом с Кузнецким Мостом и полосатым Детским Миром, куда когда-то мы ходили каждый-каждый день, посыпают уличный лед солью и каким-то дряным реагентом. А даже в нашем забытом пятиэтажном районе - давно уже гранитной крошкой.
Я думаю, это потому, что там гостиницы и фээсбэшники, пусть подавятся и поскользнутся, пусть покупают новые сапоги.
Иначе непонятно.

Profile

bakri: (Default)
bakri

December 2011

S M T W T F S
    123
4567 8910
111213 1415 1617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 01:53 am
Powered by Dreamwidth Studios