Метро

Aug. 12th, 2008 10:42 pm
bakri: (Default)
Была сегодня в метро - первый раз, наверно, за месяц. Там ужасно шумно. Неужто всегда так было.
bakri: (Default)
Видела в метро прекраснейшую девушку - она вошла на Добрынинской и вышла на Павелецкой, и было ей лет, наверно, пятнадцать.
Она была в кедах - без всяких наворотов, а в таких кедах, в каких в школе надо было ходить на физкультуру (а также синие трусы и голубая майка, а также — тренировочный костюм, синий с красным или синий с голубым, страшный, как синяя смерть). Еще эта девушка была в полосатых черно-белых гольфах, колготках в сеточку, короткой черной юбке с белыми надписями, черной рубашке, черной жилетке из блестящей искусственной кожи с белой шнуровкой как на корсете. И в таких дополнительных черно-белых полосатых рукавах, от пальцев до локтей, не знаю, как правильно называется этот предмет одежды.
Вообще она была во всем черном и во всем белом, только сумка - джинсовая, голубая с красным и тоже с какими-то надписями, а пояс - металлический.
Волосы у нее были длинные, темные и распущенные, и еще - большие-пребольшие наушники.
В ней было что-то от Буратино, и от Пьеро, и от черепахи Тортилы, и от эмо, и от панков, и вообще от всех на свете, такая квинтэссенция всего.
А рядом сидела старушка - седая, с хвостиком, с рюкзаком и в брюках. И косилась на эту девушку, не одобряя вообще ничего, ни кедов, ни колготок, ни полосок на гольфах, ни длины юбки, ни черного и белого, ничего, вообще. И лицо у этой старушки, вообще-то довольно милой, перекашивалось все больше и больше.
bakri: (Default)
В метро рядом сидела женщина, она мне говорила:
- Сейчас многие мамы не любят своих детей. Стали не любить. Потому что для них на первом месте - увеселения, общение с мужчинами... И карьера. А карьера - она, конечно, тоже от общения с мужчинами. Мамашки сейчас своих детей не любят. А дети мам всегда любят. Даже самую плохую. Даже если мамашка пьяница последняя, если она его бьет, колотит. Все равно. Потому что - мама. Это у них в природе уже. Если плохая мать - ну с нашей стороны плохая - даст ребенку конфетку, он счастлив будет. Как же - мама дала. Даже самую замусоленную. А мамашки сейчас своих детей не любят...
bakri: (Default)
Зашла сегодня в вагон метро, в начале десятого. Вагон был нетипичный - на красной ветке. У меня были бледный вид и синяки под глазами, а собой я являла образ, которому необходимо уступить место на этой красной ветке, никак иначе.
Передо мной сидел мужчина средних лет, с орлиным носом, желтоватой кожей, редкими волосами. В галстуке в белую полоску, в светло-серой рубашке, в твидовом пиджаке, в бежевой куртке. Он увидел меня и зажмурился.
Он игнорировал неприятную реальность. Я была неприятной реальностью. Он сидел, зажмурившись, и у него нервно дергались веки, и нервно дергались пальцы, и вокруг глаз собрались желтоватые морщины.
А через двух человек сидела девушка. Наблюдательная девушка, с любопытством меня разглядывала. Она сидела через двух человек, ей нечего было бояться. Я была для нее любопытной деталью в реальности.
А через две остановки я вышла, на Спортивной.
bakri: (Default)
Заметила, что изменилась традиционная метрошная присказка (транспортное средство - повышенная опасность - детей за руки - без присмотра - лиц пожилого возраста - пассажиров с детьми - инвалидов). Инвалидов заменили на беременных женщин, теперь как-то так - Уступайте места пожилым людям, пассажирам с детьми и беременным женщинам. Это все демографическая программа президента Путина, дорогу беременным женщинам. На эту тему еще бывает реклама в том же метро, где здоровая молодая женщина с бицепсами держит троих детей в невероятных позах. Создается ощущение, что она использует их вместо гантелей. Подпись тоже двусмысленная - стране нужны ваши рекорды.
А инвалиды что. Только показатели портят.

Танцы

Oct. 1st, 2007 02:40 pm
bakri: (Default)
Такое ощущение в эту осень, во все последние осени - как пир во время чумы, танцы перед катастрофой, перед смертью не надышишься, последние дни, ни строчки ни вздоха и еще полтора десятка штампов - давно уже должно стать холодно, но солнце и тепло, и это так прекрасно, но будет же зима. Каждый год неспокойно, я бы так любила осень, если бы после нее не наступала зима.
Видела вчера, как танцевали в вагоне метро - что-то латиноамериканское. Там ехала толпа молодых людей, танцоры, и один из них уговорил девушку в юбке с джинсовыми оборками и туфлях на каблуках станцевать, и они танцевали между дверей, две остановки, от Сокола до Динамо - что-то латиноамериканское. А другая девушка - в брюках и кроссовках - отказалась. А потом он еще уговорил другого молодого человека - в розовой рубашке, и тот встал, и подошел, очень серьезно, но потом застеснялся танцевать с мальчиком и тоже пошел к той же девушке с оборками.
bakri: (Default)
Вчера один из эскалаторов на Курской оказался закрыт по случаю половины девятого, и вся толпа впихивалась в оставшийся, и две старушки - тоже. Одна была с джинсах и мужских ботинках, на голове платок, на спине рюкзак, в руках - сумка на колесиках. Старушка умела быстро думать и действовать, а кроме того - торопилась. Она сразу поставила свою сумку как тачку, ввинтила ее в толпу и стала орудовать, как газонокосилкой. Людей по бокам и сзади она давила рюкзаком.
А вторая старушка - с короткой седой стрижкой и букетом астр в сумке - шла сзади, и ей тоже периодически доставалось рюкзаком, и она шла и все время говорила мне:
- Ты посмотри, нет, ты посмотри, что делает?.. Как молодая прет! Ты посмотри! Как молодая лошадь прет! Как молодая лошадь.
bakri: (Default)
Вчера в метро парень уронил открытый двухлитровый пакет красного вина. Он шлепнулся на пол, вино разлилось против хода движения и все поджали ноги - совсем молоденькая девушка с челкой как у эмо поджала кеды в оранжевую паутинку, девушка в сарафане поджала шпильки, мужчина с портфелем поджал коричневые ботинки. Так еще бывает, когда по вагону катается бутылка. Но бутылка укатывается, и ноги можно опускать, а лужи от вина остаются. Поэтому все немножко посидели с поднятыми ногами, а потом аккуратно поставили их обратно.
bakri: (Default)
Справа от меня в метро сидела девушка с маленькой собачкой, таких раньше называли комнатными. Собачка была в желтой кофточке с капюшоном, а на лбу у нее был маленький хвостик, чтобы волосы не лезли в глаза. Комнатные собачки были выведены, наверно, тоже в комнате и специально для содержания на подушках, потому что совершенно непонятно, кто завязывает им хвостики на лбу в дикой природе. А без хвостика они ничего не видят.
Слева от меня сидела девушка с букетиком ландышей, и духи ее вышибали из головы все мысли, оставляя только одну: "ландыш серебристый". Я думаю, это духи у нее были "ландыш серебристый", с ног валили, а букетиком настоящих ландышей она маскировалась. И спасалась от сногшибающих своих духов - уткнула нос в букетик и не шевелилась.
А напротив меня сидел очень толстый дядька. Рубашка на нем расходилась между пуговиц, и в один из просветов был виден пупок. Огромный пупок на толстом животе уставился на меня как третий глаз. А стоило только поднять взгляд, как он сразу же упирался в два глаза, сидящих далеко за бровями и скулами, больших и неподвижных, как какие-то пупки.
bakri: (Default)
На станции метро "Серпуховская" я всегда стремлюсь к первой двери первого вагона (а на "Октябрьской", напротив, - к последней двери третьего от конца вагона), мне выходить на Тульской, ехать три минуты. Из первой двери первого вагона я иногда успеваю посмотреться в зеркало для машиниста, а потом увидеть всю станцию.
Сегодня дежурная по станции - такая здоровая тетка, в форме и шапочке - стукнула в кабину машиниста и попросила подвезти двух человек в оранжевых жилетках ("Братан, добрось пацанов"? "Командир, подвези братанов"?), а потом несколько раз повторила какие-то цифры. Люди в оранжевых жилетках вошли в кабину, и поезд поехал, но очень медленно. Где-то через минуту остановился около небольшого металического помоста, люди в оранжевых жилетках вышли из кабины и хлопнули дверью, но она не закрылась, и машинист хлопал ей еще несколько раз, чуть ли не до самой "Тульской". А они прошли по помосту, и спустились по лесенке, а потом зашли в решетчатую дверь с теми самыми (а скорее - нет) цифрами - поезд к тому моменту уже поехал, а мне из моей первой двери все видно.
bakri: (Default)
В метро я видела девушку, розовую от холода, со светлыми волосами на прямой пробор, она читала книжку в ярко-розовой обложке. Книжка называлась "100 IQ супер-тестов", а подзаголовок - "Умным быть модно!".
Девушка ее читала с большим интресом, и либо запоминала все свои ответы и потом уже сравнивала их с ответами в книге, либо просто читала - как детектив. По ее лицу чувствовалось, что она пытается быть модной из последних сил.
А сегодня в метро мужик с усами читал интересную книжку в толстой и красочной обложке, с главой "Помолвка наложницы" между Академической и Профсоюзной.
Я даже не знаю, что интереснее.
Помню, было когда-то так, что я училась в институте. И в здании института - то есть, простите, университета - был книжный магазин. "У кентавра". Где мы все, естественно, проводили много времени, и оставляли много денег - последних. И вот тогда то ли книг было меньше (определенно), то ли мы ничего еще не прочитали и все пути начинались от наших дверей, то ли колбаса была лучше, но всегда было понятно, что купить, и что купить потом, и на что не хватит денег никогда, и проблема была только в приоритетах. А сейчас я могу час прочахнуть над книжными прилавками и так ничего и не выбрать. Кроме того, что я уже читала, - когда-то и как-то - но утратила - по каким-то причинам.
bakri: (Default)
На "Марксистскую" приехал поезд с чистыми-чистыми окнами. Буквально никогда не видела в поезде таких чистых-чистых окон. Из этого поезда вышли люди, на "Марксистской" всегда много выходит, а дядька с красным чемоданом медлил в дверях. Стоял на проходе и не давал войти в вагон. А мне уже хотелось войти. И он тогда понял, что надо принимать какое-то решение. И спросил неразборчиво:
- Марксистская, да?
А я явила собой типический образ недружелюбного москвича и ответила ему убийственным голосом:
- Марксистская, да.
Он вышел, наконец, и все такое. А ведь о чем я думала в этот момент? О деньгах.
Почему так.
bakri: (Default)
В полседьмого у меня на работе отрубился интернет. Все, конечно, ударились в панику, потому что мы живем и работаем в интернете. Но, впрочем, быстро совладали с собой и бодро пошли домой. И я тоже пошла - часов в семь, наверно, а не без двадцати восемь, как собиралась. В парикмахерскую мне было к восьми.
Жизнь в Москве очень располагает к логистике. Все мы большие специалисты. Каждый свой более или менее постоянный маршрут мы продумываем с точностью до нескольких шагов. В какой вагон войти и из какой двери выйти, где ускорить шаг, чтобы обогнать толпу, где срезать угол. Очень интересно и не дает расслабиться. Делая поспешные выводы, я сказала бы, что скорость в среднем важнее комфорта - если вы едете, например, с Октябрьской, например, на Профсоюзную, то вам нужно пройти полплатформы на Октябрьской и полплатформы на Профсоюзной, и тогда вы сможете дышать всю дорогу. Начиная с Шаболовской, на всех станциях нет "карманов", поэтому всем нужно либо в первый, либо в последний вагон. Все ужасно умные и торопливые, но если вы хотите дышать немного свободнее, то идите к середине поезда.
Так вот, мой график сдвинулся, и в четверть восьмого я уже была на Добрынинской, имея сорок пять минут свободного времени, денег в обрез и интересную книжку. Со всем этим добром я пошла в Макдональдс, потому что больше - честное слово - деться было некуда.
Вообще-то, я бывала в Макдональдсе в зрелом возрасте и раньше. Когда я работала на Пушкинской, то иногда ела там на обед картошку, а мой обеденный спутник мог проглотить Биг Мак за семь укусов. Или, может даже, за шесть. Но с сорока пятью минутами свободного времени многие вещи воспринимаются как-то по-другому.
Мне показалось, что макдональдсовская форма разработана специально, чтобы маскировать возраст несчастных сотрудников. Они там совершенные дети, но в этих ублюдочных рубашках и козырьках от бейсболок выглядят уже состоявшимися кретинами.
Мне показалось, что на обладателей белых и голубых рубашек (менеджеры?) все смотрят с нескрываемой завистью и неприязнью. Во многом это объясняется, я думаю, расцветкой. Обряди нормального человека в малиновую клетчатую рубашку, и он тоже станет завидовать одежде нормальной расцветки. Секрет мотивации.
А рекламные плакаты про Макдональдс как про хорошую работу показались мне верхом абсурда. Самое главное, кому пришло в голову вешать их в самом Макдональдсе? В метро или на улице они не так вопиющи, но тут, висящие прямо над головами этих насчастных продавцов, они абсолютно несовместимы с реальностью. Наличие таких плакатов непосредственно в Макдональдсе вызывает сбои в работе мозга.
Еще там теперь принято не просто кричать - Свободная касса!, а еще размахивать при этом желтым флажком. Пока я ждала своего кофе, видела девушку за соседней кассой, которая томно вертела этот флажок в руке, старательно делая мечтательное выражение лица, всем видом показывая, что это вообще-то не она, а она - совершенно не здесь. А флажок вертит просто так. Я бы тоже делала такое лицо, если бы мне пришлось махать флажком.
В парикмахерской мне сделали асимметричную челку. Это не так страшно как звучит.
bakri: (Default)
Реклама в метро сейчас по большей части демонстрирует преимущество дизайна над здравым смыслом, логикой и орфографией.

На плакате с рекламой конфет с коньяком - изображение офисных работников, накушавшихся этих самых конфет и потому брызжущих весельем на грани идиотизма, внизу текстовая строка на красно-бархатном фоне: "Конфеты "Бархат": всегда есть повод для праздника". Позади коробка, на которой ясно написано - конфеты "Красный бархат". Дизайнеру важнее было уместить весь текст на одну строку, чем написать продвигаемую торговую марку полностью.

Реклама моющего средства с изображением дверного глазка десяти сантиметров в диаметре и рожей сантехника в нем содержит фразу: "Теперь, вам не придется вызывать сантехника". Запятая после "теперь" - видимо, такой тонкий ход, специально, чтобы я запомнила эту рекламу.

Какое-то лекарство на фоне ромашки, на ромашкиных лепестках написано - "при боли", "при кашле", "насморк". Очень логично. Легко видеть, что "при насморке" на лепесток не влезло.

И раз от раза только хуже.
bakri: (Default)
Тяготение к культуре Московского метрополитена им. В. И. Ленина поистине прекрасно. Представьте себе утро, без пятнадцати девять, метро, час пик. Люди сосредоточены и мрачны, прут на эскалатор между Таганской радиальной и Таганской кольцевой, молчаливы, но производят ужасающий невербальный шум, толкаются, шаркают, пыхтят. Изредка слышен обрывок фразы, с утра обычно не с кем поговорить, днем и вечером люди часто вместе, но с утра каждый прет на эскалатор сам по себе, если не считать пары-тройки упертых школьников. Поезда ездят туда-сюда, эскалаторы тарахтят и гудят. И вот, посреди всего этого, из репродуктора вдруг раздается женский голос, жизнерадостный той жизнерадостностью, какая бывает только в белой пионерской рубашке и галстуке, с задранным кверху подбородком и знаменами на заднем плане.
- Унылая пора, очей очарование! – говорит голос, - Приятна мне твоя прощальная краса!
Я почему-то сразу думаю, цепенея от собственного бескультурия:
- Бляааааа.
И чувствую, как все пятнадцать человек, пытающиеся встать на ту же ступеньку, что и я, думают то же самое.
bakri: (Default)
Всего лишь пятый день пошел, как я оказываюсь в метро "Профсоюзное" каждое утро (за исключением выходных и праздников) где-то в половине десятого. В метро, как водится, люди, причем с "Профсоюзной" их уезжает немного, гораздо больше приезжает на эту самую "Профсоюзную", у нас не спальный район, ни-ни.
Так вот, что я заметила, каждое утро оказываясь в метро "Профсоюзная" в начале десятого утра: с каждым днем все больше людей приезжает в поезде, идущем в центр. Если в прошлую среду туда можно было запросто войти, сделать несколько шагов, взяться за поручень, достать книжку, то сегодня достаточно сложно уже зайти.
Непонятно, в чем дело. Может, по мере похоладания, каждый пассажир надевает еще одну дополнительную майку (в среднем по майке в день каждый, с учетом свитеров и более теплых курток), и эти миллиметры маек в совокупности заполняют объем нескольких людей, занимают все свободное место в вагоне. Как те два или три сантиметра, уже на которые оказался МКАД, сантиметры, имевшие, должно быть, поразительный экономический успех. Или я не знаю.

Трое

Aug. 19th, 2006 06:24 pm
bakri: (Default)
Вчера напротив меня на лавочке в метро сидели три незнакомых между собой человека - молодой человек и две девушки. Молодой человек был наряжен в костюм, светло-оранжевую рубашку и ярко-оранжевый галстук. Уши его были заткнуты плеером, на коленях лежал портфель. Молодой человек сидел прямо, немного наклоняясь вперед. Девушки сидели вокруг него и смотрели в разные стороны. Очень непохожие девушки, но при этом обе с зачесанными назад волосами, пухло нарисованными губами, юбками до колена, плотно сжатыми ногами на высоких каблкуах и таким видом, будто они тут случайно. Во всем остальном - ничего общего.
Когда я вышла на Третьяковской, то почему-то вспомнила какое-то дождливое лето в деревне Вертлино, я маленькая, пяти лет, кроме меня еще Кеша (на полгода младше) и Няша (на полгода старше), и мы живем в этой деревне, дождливым этим летом с Няшиной мамой, с Кешиной мамой и моей тетей. И еще двумя другими периодическими тетями. Живем, едим щавелевый суп. И тут у Няшиной мамы оказался день рожденья, в какой-то неожиданный дождливый день. Кеша болел, но его достали из кровати, одели в белую рубашку и галстук-бабочку, возможно также - в бархатные штаны. Нам с Няшей выдали по белой рубашке и сарафану. Еще какие-то ленты были. И надо было нам идти на кухню-террасу, поздравлять, дарить подарок. Но не просто так идти, а специально, как положено ходить в белых рубашках. Кеша должен был идти посередине (а я сама хотела посередине), потому что он - мальчик. Тут не поспоришь. А Няша должна была идти справа (а я хотела справа, раз уж посередине не получилось), потому что это у ее мамы день рожденья. Тут я попыталась поспорить, но быстро осознала бесполезность. Вопрос дико принципиален, те, кто в белых рубашках, они всегда так ходят - по трое, мальчик посередине, а та девочка, у которой больше связи с происходящим - справа.

Время

Aug. 11th, 2006 02:24 am
bakri: (Default)
В метро сегодня видела плакат со Спасской Башней и подписью "Вечность влюблена в творения времени...". И подпись (я быстро шла и не прочитала), кто это сказал. Подозреваю, метрошное рекламное агентство "Олимп", как это у него водится, вырвало из контекста. Вообще, спорное утверждение. Творения времени — это обломки и руины. Можно было бы наоборот — время влюблено в творения вечности.

Мимо окна в ночи только что проехала черная машина, а на капоте - два мигающих огонька, мигают красно-голубым.
Видимо, смерть стала современнее.
Сидит мужик дома, выходной, отдыхает, смотрит футбол. Звонок в дверь. Мужик открывает дверь и видит на пороге скелет в яркой гавайской рубахе, на черепе длинный красный колпак, одет в яркие полосатые гетры и деревянные ботинки.
Мужик спрашивает:
- Ты кто?
- Я смерть!
- Какая нелепая смерть...
bakri: (Default)
А поздно вечером я шла домой, по переходу, где метро "Профсоюзная", и дождь уже еле капал, и слегка похолодало. На ступеньках подземного перехода стояла женщина в тапочках и смотрела на небо, она так органично стояла в этих своих тапочках на ступеньках подземного перехода, как стоят люди на крыльце своей дачи, люди, вышедшие взглянуть на небо, подышать перед сном. Поэтому я уставилась на нее, на эту женщину в тапочках, да и вообще женщины в тапочках на ступеньках подземных переходов всегда привлекают внимание, и увидела, что к кофте у нее приколот бейджик с логотипом метрополитена. То есть, она работает в метро, живет под землей, ходит там в тапочках, и вот, вышла ненадолго посмотреть на небо.
Это очень напоминает рассказ Кортасара на эту же тему, от этого печально. Как там канарейка, ты приглядываешь за ней? Даешь ей по утрам семя и немножко ванили?
bakri: (Default)
В метро по утрам все время говорят. Потому, что метрополитен - это транспортное средство повышенной опасности. Поэтому перед тем, как все детали метро заработают, надо обязательно предупредить. Сначала говорят - "Внимание. Эскалаторы входят в работу. Будьте осторожны." Потом говорят - "Внимание. Поезда входят в работу. Будьте осторожны." Потом - "Внимание. Дежурные входят в работу. Будьте осторожны." Кассиры входят в работу, машинисты входят в работу, платформы входят в работу, и вообще все, все входят в работу. По мелочи, о работе дверей, предупреждают в течение всего дня - "Осторожно, двери закрываются.", и все такое.
И тому даже есть документальные свидетельства.

Profile

bakri: (Default)
bakri

December 2011

S M T W T F S
    123
4567 8910
111213 1415 1617
18 192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 01:50 am
Powered by Dreamwidth Studios